ВходОглавлениеКрейсера → линейный "Von Der Tann"

  Крейсера  
  Классификация  
  По алфавиту  
  По годам  
  Соединения и операции  
  Разное  

Большой (линейный) крейсер
(Großerkreuzer)

 Von Der Tann 


Германия, 1910 г. 1 ед. (проект 08.1906-06.1907 гг.)

 

*
Von Der Tann
*
ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ
имя верфь-строитель закладка /спуск /в строю примечания
1 Von Der Tann <Blohm&Voss>, Гамбург, (зав. № 198, большой крейсер "F") 21.03.1908 21.06.19 затоплен в Скапа-Флоу, в 1930 поднят, в 1933/34 слом.
20.03.1909
1.09.1910
ТТХ
Водоизмещение нормальное 19370  т
полное 21300 т
регистровое 11314 брт, 5091 нрт
Размерения длина МП 160,0 м
ВЛ 171,5 м
полная 171,7 м
ширина корпус 26,58 м
с сетями 27,17 м
осадка конструктивная 8,2 м
полная носом 8,91 м
кормой 9,17 м
1 см осадки = 30,58 т. водоизмещения
высота борта на миделе 13,28 м
Энергетическая установка состав и тип 4 вала 4х3-лопастных винта Ø 3,6 м
3 МО 2 ТУ "Parsons"
5 КО 18 двойных водотрубных ПК Шульца (54 топки, 16 атм., 10405 м²)
проектная мощность 42 000 л.с., 300 об/мин.
Ходовые данные скорость проектная 24,75  уз.
на испытаниях 984/2600 (позже 2750) т. угля, позже + 200 т. нефти
запас топлива 900/2510 т. угля
дальность плавания на 14 уз. 4400 миль
на 22,5 уз. 2500 миль
Экипаж штат 911-923 (41 оф.)
как флагман 998 чел. (дополнительно 75 чел., в том числе 13 оф.)
штат военного времени до 1174 чел.
Дополнительные данные корпус стальной, с продольно-поперечным набором, 15 отсеков, двойное дно на 75% длины корпуса.
электроснабжение 6 турбо-динамо-машин, 1200 кВт, 225 В
управление 2 параллельных полубалансирных руля
плавсредства 1 большой паровой катер, 3 малых паровых катера, 2 баркаса, 2 катера и 2 яла
кренящий момент 28500 мт
цена 36 млн. 523 тыс. DM
БРОНИРОВАНИЕ
Крупповская сталь (33,3% от нормального водоизмещения)
главный пояс 250-100 мм (с кормы в нос 0-100-250(150)-120(100)-100) на 50 мм тиковой подкладке
цитадель 225 мм
палуба 50 (25+25) мм (скосы 50 мм)
башни ГК 230-90/230-30 мм
казематы 150 мм
ПТП 25 мм
рубки носовая 250-80 мм, кормовая 200-50 мм
ВООРУЖЕНИЕ
бортовой залп ГК - ок. 2416 кг
8-280 мм/45 820 м/с, - 8° + 20°, 18 900-20 400 м (102-110 каб.), 2,5 в/мин. 660 выстрелов по 299 кг
10-150 мм/45 13500 м. (73 каб.), с 1916 до 16800 м. (91 каб.) 1500 выстрелов
16-88 мм/35 (с 1915 г. 12 + 4 зен. 88 мм/45 (70°), с 1916 г. остались только 4 зенитки) 3200 выстрелов
2 пулемета    
4 ТА 450 мм подводные, 1 носовой, 1 кормовой, 2 бортовых 11 торпед типа С/45.91
8 прожекторов



 

 

Разработка проекта первого германского линейного крейсера началась в Проектном бюро имперского морского ведомства в августе 1906 г., а завершилась в июне 1907 г. Спустя 9 месяцев состоялась закладка корабля. Ровно через год крейсер спустили на воду.

Этот проект представлял собой вариант линкора "Nassau". Новый корабль имел много общего с предшественником, но был значительно длиннее (на 25 м). Корабль программы 1908 г. при той же ширине (меньше всего на 30 см), вместо паровых машин получил турбины, а из шести башен ГК остались только четыре. Крейсер отличался хорошей мореходностью, маневренностью и управляемостью. Новинкой была установка специальных цистерн Фрама для уменьшения бортовой качки. Но их эффективность оказалась невысокой, и позже установили более традиционные скуловые кили, а цистерны переоборудовали под дополнительные угольные бункеры.

280-мм орудия с длиной ствола 45 калибров имели дальность стрельбы 18,9 км. Весь их боекомплект составлял 660 снарядов. Расположение башен — две в оконечностях и две диагонально по бортам — являлось типичным для того периода, при этом стволы первой башни находились в 10 метрах от ватерлинии, а у остальных— на высоте 7,8 метров.

Противоминную артиллерию составляли 150-мм орудия со стволами длиной 45 калибров, размещенные в бронированном каземате в средней части корабля. Многочисленные 88-мм пушки, не имевшие броневого прикрытия, были установлены на батарейной палубе в носу и в корме, а также на палубе полубака и на кормовой надстройке крейсера. В 1916 году их все демонтировали. Артвооружение дополняли носовой, кормовой и два траверзных подводных торпедных аппарата.

"Von der Tann" был защищен крупповской цементированной броней, масса которой составляла 33,3% от нормального водоизмещения. По сравнению с британским "Inflexible" его бортовой броневой пояс имел значительно большую протяженность по длине и поднимался в средней части корабля до верхней палубы. Горизонтальное бронирование, наоборот, было несколько слабее. Здесь сыграли свою роль различные взгляды английских и немецких адмиралов на ожидаемые дистанции боя.

Зато подводная защита "германца" явно превосходила защиту соперника. На "Von der Tann" 25-мм противоминная переборка проходила вдоль борта на удалении 4 метра от него. Между ними находилась еще одна переборка, пространство от нее до борта оставалось пустым, а между переборками заполнялось углем, поглощавшим энергию подводного взрыва.

"Von der Tann" стал первым тяжелым кораблем германского флота, оснащенным турбинной силовой установкой. Он получил две прямодействующие турбины с приводами на четыре вала. Водотрубные котлы Шульца—Торникрофта располагались в десяти котельных отделениях. Котлы с угольным отоплением имели возможность форсировки, что в экстремальных условиях могло на короткое время существенно повысить мощность механизмов. Так, на испытаниях "Von der Tann" вместо проектных 25 узлов показал 27,4 узла. В 1911 г. во время трансатлантического перехода крейсер-дредноут прошел 1913 миль (3543 км) со средней скоростью 24 узла (44.4 км/час) без единой поломки.

В целом проект "Von der Tann" оказался весьма удачным. В нем не было характерного для англичан диссонанса между чрезмерно мощным вооружением и слишком слабой защитой. Наоборот, своим бронированием он не уступал современным ему английским линкорам, а по подводной защите заметно превосходил их. Особое внимание немцы уделили обеспечению непотопляемости и средствам борьбы за живучесть.

Во время Первой мировой войны "Von der Tann" входил в 1-й разведывательный отряд Флота Открытого Моря. В Ютландском сражении 31 мая 1916 г. он оказался крепким орешком для противника. Уже на 15-й минуте артиллерийской дуэли с эскадрой Битти от метко выпущенного с него снаряда взорвался линейный крейсер "Indefatigable". В дальнейшем сам корабль получил от англичан четыре снаряда крупного калибра: два 343-мм, два 381-мм. Через пробоину в кормовой части он принял 600 тонн воды, было затоплено румпельное отделение, но рулевая машина продолжала действовать и корабль сохранял ход до конца боя. В машинных отделениях погас свет и отключилась вентиляция. Носовая и кормовая башни получили серьезные повреждения и вышли из строя. Из-за сильных сотрясений при стрельбе и от ударов вражеских снарядов в средних башнях затруднился накат орудий, что удалось исправить лишь к вечеру. Лишившись возможности вести огонь, но сохраняя свое место в линии, "Von der Tann" служил мишенью для противника и отвлекал таким образом его внимание от других кораблей. Потери экипажа составили всего 11 человек убитыми и 25 ранеными. После этого корабль 2 месяца находился в ремонте.

После окончания мировой войны "Von der Tann" 24 ноября 1918 года согласно условиям перемирия прибыл для интернирования в Скапа-Флоу, а 21 июня следующего года германские моряки затопили свой корабль. Погружаясь в воду, крейсер перевернулся и лег на дно на глубине 27 метров вверх днищем. Его подняли лишь 7 декабря 1930 г. и отбуксировали в Лайнесс. Корпус разобрали на металл в Розайте в 1934 г.

 

СОДЕРЖАНИЕ:

ПРОЕКТИРОВАНИЕ

КОНСТРУКЦИЯ

ПОСТРОЙКА

ДОВОЕННАЯ СЛУЖБА

БОЕВЫЕ ПОХОДЫ 1914-1916 гг.

ЮТЛАНДСКАЯ БИТВА

СЛУЖБА ПОСЛЕ БИТВЫ И ЕЁ ФИНАЛ

 

 

ПРОЕКТИРОВАНИЕ

 

17 мая 1906 года, за две недели до первого доклада лондонского военно-морского атташе о британском "Invincible", кайзер объявил конкурс между немецкими верфями на новый проект "быстрого броненосца". По идее кайзера, эти корабли должны были сформировать подразделение специального назначения, а также служить в качестве разведывательных крейсеров. Таким образом, по сравнению с зарубежными современными линкорами, они должны иметь преимущество в скорости в 3 узла и по крайней мере четыре 28-см пушки, чтобы могли сражаться в линии. Новые линейные корабли типа "Ersatz Bayern / Nassau" должны были послужить основой нового типа кораблей.

Статс-секретарь фон Тирпиц был против этого конкурса, потому что он опасался возможных политических и финансовых последствий реализации новой концепции, а также считал, что разработка нового типа создаст большие нагрузки на уже перегруженных работой сотрудников императорских верфей в Киле, Вильгельмсхафене и Данциге. Кроме того, Генеральный Департамент военно-морского флота, а также конструкторский отдел, были полностью заняты работой над линейными кораблями типа "Ersatz Bayern" и подготовкой проекта нового крейсера 1907 г. Тем не менее, конкурс показал дальнозоркость кайзера - он явно опередил свое время в оценке перспектив развития класса.

В меморандуме Генерального департамента военно-морского флота государственному секретарю от 29/30 июня 1906 "Большой крейсер 1907 и последующих годов" содержалось заключение о том, что императорский флот был вынужден строить такой тип из-за численного превосходства британцев в больших крейсерах, и предполагалось, что англичане также будут иметь больший потенциал для увеличения этой численности. С докладом атташе, что "Invincible" будет нести восемь 12-дюймовых орудий, а также с учетом японского "Tsukuba", Генеральный департамент ВМС считал, что в Германии должны строить большие крейсера, как быстроходные линкоры, предполагая, что в течение многих лет большой крейсер императорского флота не будет иметь возможности "стратегической разведки и сопровождения в больших масштабах", или "независимой крейсерской войны (и) защиты торговли", что будет противоречить оперативным целям. Основной целью для кораблей, на тот момент, по мнению департамента, было только участие в решающих сражениях, в качестве быстроходного крыла. Эта задача требовала водоизмещения современного линкора и вооружения, которое должно быть эффективными против линкоров, так как противостояние между двумя типами неизбежно. Таким образом существовало фундаментальное расхождение между Генеральным департаментом военно-морского флота и государственным секретарём в вопросе оперативного применения перспективных кораблей. Адмирал фон Тирпиц видел противниками больших крейсеров только другие крейсера. Отдел военно-морского флота показал замечательное предвидение, которое оказалось правильным во всех отношениях.

Окончательное предложение Генерального департамента военно-морского флота для проекта крейсера включало:
Вооружение: 6-8x28-см SK1 L / 45 в двухорудийных башнях или в 2 спаренных и 4 одноствольных башнях; 8x15-см SK L / 45 в казематах или в 4-х двухорудийных башнях; 20x8,8-см SK L / 35 или 45; 4x8-мм пулемёта; 4 торпедных аппарата;
Бронирование: носовая рубка - 400 или, по меньшей мере, 300 мм, кормовая - 200 мм. В остальном, примерно на 10-20% слабее, чем у линкора ("Ersatz Bayern");
Запас угля - 6% от водоизмещения; скорость - приблизительно 23 узла.

В июле 1906 года член бюро информации, или (N), RMA, корветтен-капитан Фоллертун, написал статью в месячном выпуске журнала "Marine-Rundschau" под названием 'Броненосный крейсер как тип флота'. Эту статью можно рассматривать, как своего рода ответ RMA на конкурс Кайзера. В статье было представлено краткое описание исторического развития типа бронированного крейсера, из чего делался вывод: "Современный английский броненосный крейсер обладает высокой боевой ценностью, но он не имеет достаточных качеств, необходимых чтобы противостоять современным линкорам в решающей битве". Он продолжил, что тип большого крейсера ещё не достиг необходимости перехода к общему с линкором типу, который обсуждался в торговых документах и ​​в парламентах. Как это ни парадоксально, он сказал, что было бы иллюзией полагать, что можно объединить силу и скорость в общем типе, и что это обман, который пойдёт только в ущерб конструкции. "Невозможность сделать это, следовательно, требуется четкое разграничение между обязанностями линкора и крейсера, и ограничение того, что можно ожидать от последнего тактически. Никогда не следует броненосный крейсер рассматривать как законное звено в линии, и, следовательно, никогда не следует позволять ставить его в линию". В заключение Фоллертун заявил, что тип крейсера неспособен развить свою боевую мощь, а линкор - увеличить свою скорость, до точки, в которой может возникнуть общий тип.

Если принять, что статья была написана на полуофициальной основе, то мы вынуждены будем сделать вывод, что либо информационное бюро было в "лагере Тирпица", либо практиковало дезинформацию, направленную на то, чтобы убедить британцев в том, что немцы идут по неправильному пути в линии развития линейного крейсера. Взгляды, выраженные в статье, находились в противоречии с мнением Генерального департамента Военно-морского флота и их взгляды на концепции "быстрого линкора". Однако, корветтен-капитан Фоллертун вскоре присоединился к их числу.

В течение лета 1906 года, после того, как были получены сообщения о "Invincible" от лондонского военно-морского атташе, адмирал фон Тирпиц осознал, что что-то надо срочно делать. 18 июля из своего дома отдыха в Санкт-Блазине он писал своему заместителю в Берлине, фон Трота: «Недавно получил информацию, что англичане увеличили размеры и калибр своих кораблей, что делает необходимым и нам продолжить дальнейшее увеличение типа в бюджете 1907 года", а также дал указание отделам (A) и (K) подготовить проекты линкора и большого крейсера как можно скорее. Линейный корабль должен был иметь двенадцать 30,5-см орудий, в то время как крейсер должен иметь восемь аналогичных. С этим предложением фон Тирпиц нашёл компромисс между финансовыми соображениями, общественным мнением и военными потребностями. Тем не менее, от проекта крейсера вскоре отказались по финансовым соображениям, в то время как проект линкора был реализован через год.

Вскоре после этого, 4 сентября 1906 года, государственный секретарь направил запрос генеральному департаменту, конструкторскому отделу и отделу оружия RMA, заявив следующее: Прошу ускорить проработку проекта большого крейсера по следующим критериям:
f. Тяжелая артиллерия 8-28-см (4 в двойных - 4 в одинарных [башнях])
b. Средняя артиллерия от 8 до 10 15-см.
c. Легкая артиллерия как у большого крейсера Е.
d. Водоизмещение не должно превышать таковое линкора Ersatz Bayern.
е. Цена должна быть ниже, чем Ersatz Bayern.
f. Скорость примерно как у большого крейсера Е.
g. По сравнению с большим крейсером E броня должна быть усилена всеми средствами.
h. Если это возможно, использовать турбины.
Я ожидаю результат с эскизами проекта к середине сентября.

Таким образом Тирпиц сделал концептуальное предложение генеральному департаменту с неизбежными последствиями, такими, как большая стоимость и улучшенные оборонительные качества, так как новый крейсер должен был бы противостоять 12-дюймовой артиллерии. Без сомнения, большой крейсер двигался к типу линкора в водоизмещении, стоимости, наступательных и оборонительных качествах.

Протокол следующего заседания конструкторского отдела, 15 сентября 1906 года, даёт некоторую интересную информацию, а также представляет новейшие исследования проекта. В своем вступительном слове статс-секретарь фон Тирпиц отметил, что до недавнего времени он был против попыток догнать англичан в бюджетном году 1906 из-за финансовых причин, но теперь ситуация изменилась. Он сказал, что если размер "Invincible" стал известен, то Германия должна поступить так же. Теперь необходимо следовать за англичанами. Затем начальник отдела строительства, вице-адмирал фон Эйкштедт, высказался в пользу сохранения типа "Blucher" для новой постройки 1907 года, в котором перечислены следующие причины:
1. Результаты взрывных испытаний ещё не были получены, и если они потребуют перестройки и увеличения размеров, это приведет к дальнейшей задержке.
2. Ещё не решён вопрос с турбиной.

Адмирал фон Тирпиц подчеркнул, что должны быть приняты во внимание политические соображения, и они говорили о немедленном увеличении водоизмещения. Он добавил, что в настоящее время много доброй воли по отношению к военно-морским требованиям. С учетом этого контр-адмирал фон Хееринген высказался за немедленное увеличение водоизмещения.

Был рекомендован калибр в 28 см, так как он подходил для борьбы с вражеской боевой линией. Тем не менее, фон Тирпиц видел в качестве противников больших крейсеров и крейсера противника, поэтому вопрос калибра оставался спорным. Затем он продолжил, что одним из оснований для увеличения водоизмещения было увеличение калибра, и на этом основании он принимает 28-см вооружение.

После дальнейшего обсуждения подводной защиты, государственный секретарь объявил, что он принял решение об увеличении типа большого крейсера. Отдел строительства под управлением вице-адмирала Эйкштедта (начальник судостроительного отдела старший тайный технический советник Хюльман, главный конструктор тайный технический советник Конов, тайный технический советник Бюркнер, конструктор машинной установки — старший тайный технический советник Вейс) представил свои проекты №№ 1, 2, 3, 4 и 4b. Проекты 3, 4 и 4b были отклонены из-за расположения их среднего калибра из восьми 15-см пушек в четырех башнях. Поэтому рассматривались только проекты 1 и 2. Их основные моменты распределились следующим образом:
Проект I: 23 (23,5) уз, 19.500 тонн, восемь 28-см SK (четыре в двухорудийных башнях в оконечностях и четыре в одиночных башнях по бортам).
Проект II: 23,5 (24) уз., 19.350 тонн, восемь 28-см SK в двухорудийных башнях, в том числе с обеих сторон.

Из них, проект №1 имел преимущество лучшего размещения тяжелой артиллерии, проект №2 - преимущество более высокой скорости хода. Вице-адмирал фон Эйкштедт предложил разместить только шесть 28-см SK в трех башнях, так же, как на старых линкорах типа "Brandenburg". При этом можно было бы сэкономить 800 тонн водоизмещения. Государственный секретарь признал, что это имело определенные боевые преимущества, но по политическим соображениям, на восемь орудий "Invincible" надо ответить восемью же орудиями. На тех же основаниях не прошло предложение от (W) использовать 24-см орудия. Контр-адмирал фон Хееринген предложил объединить две бортовые одиночные башни проекта №1 в одну в ДП.

Наконец статс-секретарь фон Тирпиц объявил решение:
1. Временный проект с размещением артиллерии в соответствии с предложением (A) (фон Хееринген).
2. Объем и стоимость не будет превышать в проекте I. Скорость должна составить 23,5 (24) уз. (как проект II) путем соответствующего сокращения брони.
(А) и (W) поддержать проработку проекта (K) так, чтобы он мог быть закончен в кратчайшие сроки.

Прогнозируемая стоимость проекта F1 составила около 35,1 млн марок, другие проекты колебалась от 35,4 до 35,65 миллиона марок. Ни один не превысил стоимость "Nassau" (36,5 миллионов марок), но не было принято во внимание влияние инфляции. В конструкции F2 четыре одиночные башни были заменены двумя двухствольными рядом друг с другом, что привело к понижению стоимости примерно на полмиллиона марок.

Через два дня после встречи появился новый проект F5. Конструкторский отдел сообщил, что водоизмещение не может быть ниже 19000 тонн, а предполагаемая стоимость - 35,3 миллиона марок. Из-за чрезвычайно малых сроков была отложена проработка многих деталей конструкции, таких, как количество труб, углы обстрела из башен и окончательная схема размещения котлов, машин и погребов. Испытания в опытовом бассейне были неполными, равно как и оценки остойчивости. Проект F5 имел три двухорудийных башни в ДП, расположенные как на броненосце "Brandenburg" и две одиночные по бортам. Баурат Бюркнер сдал проект государственному секретарю 24 сентября, и Тирпиц воспользовался возможностью, чтобы заказать модифицированные дизайны F2 и F5 / 5а к 26 сентября.

28 сентября Тирпиц представил три последние конструкции F1a, F2a и F5 / 5а кайзеру, и тот дал свое согласие на 2а, который был самой дешевой альтернативой. Это было встречено с одобрением также представителями флота из-за сходства с быстроходным линкором.

Таким образом, проектирование первого немецкого "линейного крейсера", большого крейсера F, было окончено в удивительно короткие сроки. Не прошло и месяца с тех пор, как госсекретарь впервые поручил отделу строительства разработку проекта с использованием 28-см орудия, как были созданы последние варианты дизайна.

14 октября был получен отчет о том, что тип "Invincible" получил восемь 12-дюймовых пушек эшелонированно, что позволяло иметь восьмипушечный бортовой залп, однако немцы не знали, что это было возможно лишь в очень ограниченном секторе. Государственный секретарь направил конструкторскому отделу указание не работать над таким проектом, тем более, что на конференции 19 сентября такая схема, предложенная отделом оружия, была отклонена, как «неосуществимая на строительных основаниях». Конструкторский отдел ответил на следующий день, что такая конструкция, 2b, была рассмотрена как раз за неделю до этого.

Следующее заседание, чтобы рассмотреть альтернативные проекты, состоялось 7 ноября 1906 года. Вице-адмирал фон Эйкштедт сообщил, что в настоящее время рассматриваются три проекта: проект 2а, утвержденный Кайзером, с восемью 28-см пушками в четырёх башнях, с расположением бортовых параллельно; проект 2b, со средними, расположенными по диагонали; и проект 5, с тремя двухствольными башнями в ДП и двумя одиночными по бортам. Увеличение массы двух одиночных башен составило 240 тонн по сравнению с одной двуствольной на 2a и 2b.

В то же время конструкторский отдел, проведя буксировочные испытания моделей 2a и 2b сообщил, что можно получить увеличение скорости на полузла просто путем изменения формы корпуса. Отдел ВМС предпочел проект 5, заявив, что расположение башен модели 06 вблизи борта судна ограничивало скорострельность двумя выстрелами в минуту, в то время как башни в диаметральной плоскости проекта 5 из-за лучшего расположения подъёмных механизмов снарядов могли стрелять три раза в минуту. Кроме того, были сомнения, что 2b может стрелять в поперечном направлении из всех пушек без повреждения лодок и другого оборудования.

По этому вопросу государственный секретарь сообщил, что увеличение водоизмещения, необходимое проекту 5 для достижения той же скорости, как у 2b не желательно, и что последний имел более "крейсерский" характер. Вице-адмирал фон Эйкштедт заявил, что он не возражает против проекта 2b и государственный секретарь также объявил себя сторонником 2b, потому что "в нем подчеркивается характер корабля в качестве крейсера". Поэтому дизайн 2b был сделан основой для дальнейшей работы над проектом.

Еще один меморандум отдела строительства от 7 ноября наметил некоторые дальнейшие разработки. Самым важным было первое упоминание о турбинном двигателе. Была увеличена площадь бронирования в носовой оконечности, после буксировочных испытаний модели были изменены длина и ширина корпуса. Новая версия проекта была названа 2b1, и была направлена на утверждение Кайзеру вместе с 2b.

31 января 1907 конструкторский отдел подготовил документ с подробным описанием особенностей конструкции 2b1. Точные размеры были получены после завершения буксировочных испытаний, при этом водоизмещение возросло до 19 200 тонн. Турбины типа "Парсонс" должны были вращать четыре вала при мощности 36 000 л.с. при шестичасовом пробеге, и 40 000 л.с. при форсированной тяге. Осевые башни должны были иметь поворотный вал, в то время как бортовые - фиксированный, так же, как на "Ersatz Sachsen". Четыре торпедных аппарата располагались ниже повехности воды. Вместимость бункеров планировалась в 3000 тонн.

Дальнейшее улучшение последовало 16 февраля 1907 года: противоторпедная переборка в области котельных была сдвинута внутрь. Бортовые башни также были передвинуты внутрь на около 2 м, что позволило им, так же, как и осевым, иметь вращающиеся лифты, позволяя более высокий темп стрельбы. С принятием новой башни C / 07, одно из возражений генерального департамента против проекта 2b было снято. Цитадель была увеличена в длину и были увеличены погреба боеприпасов. Усовершенствованный проект был назван 2c1.

22 июня 1907 на борту малого крейсера "München" кайзер Вильгельм II подписал проект крейсера F и распорядился провести тендер на разработку рабочих чертежей. Серия испытаний решетчатых мачт была признана неудачной. Тем не менее, до того, как 26 сентября контракт был подписан, отдел строительства в меморандуме от 17 сентября подробно описал дальнейшие улучшения. Экономия в весе теперь позволяла сделать броневой пояс однородным в 250 мм и усилить броню каземата до 150 мм. Торпедную переборку продлили до высоты платформы верхней палубы, а толщина скосов была увеличена до 25 мм.

27 марта 1907 года был объявлен победитель конкурса быстроходного линкора. Победитель получил рабочее название "Polemos", и был представлен бременской верфью A.G. Weser. Победитель показал замечательное сходство с проектом крейсера F. "Polemos" весил 19100 тонн, в то время как проект 2c1 - 19200 тонн. Распределение веса для брони, вооружения, техники и корпуса дали почти одинаковые с проектом проценты. Вооружение было такими же, 'Polemos' имел такую ​​же компоновку, что и F2. Поясная броня корабля A.G. Weser имела толщину 270 мм, по сравнению с 250 мм у проекта F2c, в то время как оба имели 200 мм цитадель. Основное отличие заключалось в том, что 'Polemos' имел поршневые двигатели, тогда как F2C - турбины, но тем не менее, оба корабля были рассчитаны на скорость около 24,5 узлов. Естественно, что Кайзер был в восторге от результата.

Со времени первоначального меморандума Генерального департамента военно-морского флота о большом крейсере 1907 года, государственный секретарь постепенно привел свои взгляды в соответствие с отделом. Несмотря на то, что было бы чрезмерным упрощением сказать, что "Von Der Tann" был быстроходной версией типа "Nassau", с весом, сэкономленным путём уменьшения числа башен и турбинами вместо паровых машин для достижения большей скорости, можно видеть, что залп "Von Der Tann" равнялся залпу линкора, хотя и без "подветренного резерва". Броня крейсера была только на 20 мм тоньше, чем 270 мм пояс первого линкора этого типа, в то время как скорость удовлетворяла критериям для крейсеров, будучи на около четырех узлов больше. Крейсер 1907 года, F = "Von Der Tann", был ярким проектом и отличным боевым кораблём.

 

 

КОНСТРУКЦИЯ

 

Корпус

Водоизмещение корабля составляло: нормальное 19 370 т, полное 21 300 т, что на 3 500 т больше, чем у "Blucher" и на 2 000 т больше, чем у британского "Invincible". Конвэй приводит соответственно 19 064 т и 21 700 т. Длина корабля: полная 171,7 м, между перпендикулярами 171,5 м, что на 10 м больше, чем у "Blucher" и на 1 м меньше, чем у "Invincible".

Ширина составляла 26,6 м, что на 2,1 м шире, чем у "Blucher" и на 4,5 м шире, чем у "Invincible". Максимальная ширина с учетом уложенных вдоль бортов выстрелов противоторпедной сети 27,17 м. Осадка носом равнялась 8,91 м, кормой 9,17 м, высота борта в середине корпуса корабля 13,28 м, что на 0,52 м меньше, чем у "Blucher". Высота надводного борта при нормальном водоизмещении составляла в носу 8,1 м, в середине и в корме 5,8 м. Увеличение осадки на 1 см соответствовало увеличению водоизмещения на 30,58 т.

Корпус корабля, как и у всех предшествующих немецких (и большей части иностранных) броненосных крейсеров, был выбран с баком, протяженным почти на одну треть длины корабля. Обводы корпуса "Von der Tann" имели почти такую же форму, как и у "Blucher". Это и понятно, поскольку относительная величина скорости была одинакова.

Хотя форма корпусов обоих крейсеров достаточно различалась отдельными элементами, визуально уловить это было довольно трудно. По отношению к "Blucher" длина и ширина "Von der Tann" были увеличены соответственно возросшему водоизмещению, но при этом осадка осталась почти неизменной. Вероятно, это сделали для уменьшения высоты бронирования наружного борта, и высота стволов 150-мм батареи достигла только 4,3 м, как и на крейсере "Friedrich Саrl" (заложен 1901 г.), что для нового крупного корабля было явно недостаточно.

Корпус корабля был построен из мягкой мартеновской стали и разделён водонепроницаемыми переборками на пятнадцать основных отсеков. Двойное дно простиралась от 16 до 123 шпангоута, или на 75 процентов от длины корабля. Способ связей конструкции корпуса — смешанный (продольно-поперечный).

Судно имело следующие палубы: трюм, нижняя платформа, верхняя платформа, твиндек (Zwischendeck), броневая палуба, батарейная палуба, верхняя палуба и палуба надстройки (полубак). Палубы были изготовлены из стальных листов и покрыты линолеумом, за исключением открытой части батарейного палубы, верхней палубы и палубы надстройки, которые были покрыты тиковым деревянным настилом толщиной 60 мм. Палуба под якорными цепями была покрыта 60 мм настилом из австралийского тика, твёрдой разновидности эвкалипта. Корпус имел два доковых киля под противоторпедными переборками от 45 до 73 шпангоута. Мачты были сделаны из стали с деревянными сигнальными и антенными фалами.

Артиллерия

В артиллерию главного калибра входило восемь 280-мм скорострельных орудий с длиной ствола 45 калибров (12 600 мм), весом 32 т каждое в четырех двухорудийных башнях DRH L/45 C/1907 (Drehscheiben-Lafette или "вращающийся лафет").

Развитие этого орудия началось со старого 28-см SK L/40 C/97. С увеличением дистанции боя потребовался ствол с более высокой начальной скоростью, что потребовало удлинения его до сорока пяти калибров. Модель развивалась через версии C/01, а затем C/06 model.3 Основные отличия между моделями заключались в устройстве механизмов подачи боеприпасов, количестве и расположении лифтов. По первоначальному проекту крейсер должен был иметь башни с вращающимися нижними лифтами в носовой и кормовой позиции, и башни с фиксированными нижними лифтами по бортам, в январе 1907 года было принято решение о том, что осевые башни будут нового типа C / 1907 с концентрическими, вращающимися лифтами, предусмотренные как для зарядов, так и для и патронов. Наконец, в феврале 1907 года было принято решение и бортовые башни установить этого же типа. Такая компоновка позволяла более высокий устойчивый темп стрельбы: три выстрела в минуту, с максимальной скоростью в три с половиной выстрела в минуту.

На немецких кораблях погреба боезапаса, если это было возможно, старались не располагать в трюме, во избежание детонации при подрыве на мине. Поэтому на "Von der Tann" их расположили следующим образом:
Носовая башня "А" - заряды на верхней и снаряды на нижней платформах.
Правая башня "B" и левая "D" - заряды на нижней платформе и снаряды в трюме.
Кормовая башня "C" - снаряды на верхней, заряды на нижней платформе, в противоположность башне "A".

Снаряды и заряды подавались на соответствующие поворотные столы, которые могли двигаться независимо друг от друга, и затем грузились в лифт. Лифты подымали боеприпасы в рабочую камеру на батарейной палубе. В рабочей камере заряды перемещались к подвесам верхних лифтов, которые подавали их к наружной стороне артустановок, снаряды подавались верхними лифтами между пушками на уровне казенной части. Затем снаряды и заряды выгружались на лотки в казенной части, откуда они досылались вручную. Применение механической досылки рассматривалось, но после тщательных испытаний было решено сохранить ручную досылку из-за большей скорости, а также, из-за лучшего контроля положения заряда. Во избежание переутомления прислуги, каждое орудие было укомплектовано шестью матросами. Таким образом каждая башня обслуживалась двумя нижними и двумя верхними снарядными лифтами и таким же количеством зарядных. Кроме того башни "A", "B" и "D" имели по два вспомогательных лифта.

Боекомплект насчитывал 660 снарядов для всех восьми орудий главного калибра или 82-83 снаряда на орудие, причем только бронебойных. Скорострельность орудий составляла 2,5 выстрела в минуту или выстрел из каждого орудия через 24 с. Вес бортового залпа — 5 920 кг в минуту.

280-мм орудия стреляли снарядами весом 299 кг с начальной скоростью 850 м/с (на испытаниях - до 877 м/с). Кэмпбелл указывает вес снаряда 302 кг и начальную скорость 889 м/с. Вес заряда составлял 105 кг пороха C/12. Трубчатый порох (С/12) из ​​переднего заряда заключался в шелковый мешок и весил 26 кг. Основной заряд, состоящий из 79 кг пороха, находился в латунной гильзе. Стволы орудий имели угол склонения -8°, возвышения +20°. Максимальная дальность стрельбы составляла 18 900-20 400 м (102-110 каб.).

"Новый" 28-см снаряд был снабжён колпачком, чтобы улучшить бронепробиваемость. Испытания на полигоне в Меппене показали, что «новый» снаряд может пробивать 280 мм стале-никелевую пластину на расстоянии 10000 м, и 200 мм - на 12000 м.

Носовая и кормовая башни располагались в диаметральной плоскости, а две бортовые были эшелонированы уступом в средней его части. Расположение башен на немецких линейных крейсерах было аналогичным с английским, но бортовая башня правого борта находилась впереди левой, в противоположность линейным крейсерам типа "Invincible" и "Indefatigable". Они имели и больший сектор обстрела для бортовых башен на противоположный борт (125° против 75°). Внутри этого сектора при наличии четырех башен "Von der Tann" имел такой же бортовой залп, как и линкор "Nassau" с его шестью башнями. У "Von der Tann" при диагональном расположении четырех башен суммарный сектор обстрела составлял 1109° или 277° на башню.

Кроме того, на "Von der Tann" бортовые башни были ближе к диаметральной плоскости и дальше разнесены друг от друга, чем у британцев, и каждая (теоретически) имела сектор обстрела 125° на противоположный борт. Расположение погребов у разных башен было различным. У носовой башни снарядный погреб размещался на палубной платформе, а зарядный над ним на нижней палубе.

Углы обстрела, принимая за 0° направление вперёд по курсу:
Башня "A" (носовая): 210° -150°
Башня "B" (правая): 5° -180° и 235° -315°
Башня "C" (кормовая): 26° -334°
Башня "D" (левая): 180° -356° и 55° -125°

В то время как осевые башни C/97 первоначально были разработаны на угол возвышения 30°, а бортовые на 25°, то C/06 имели изначально возвышение 25°, наибольший угол башен C/1907 был ограничен вообще 20°, так как 25° требовали большей высоты огня (высоту стволов над ватерлининией), более высокие барбеты и, следовательно, больший вес. Максимальный угол снижения составлял -8°. При максимальном угле возвышения дальность стрельбы составила 18 900 м. После перестройки лафетов в 1915 году этот показатель был увеличен до 20 400 м. Средний срок службы ствола составлял приблизительно 200 выстрелов.

Так же, как и все предыдущие броненосные крейсера, "Von der Tann" нёс вооружение среднего калибра. Битва при Цусиме в мае 1905 года показала, что средний калибр артиллерии был весьма эффективен против легкобронированных и незащищенных частей линкоров на средних дистанциях. Артиллерия среднего калибра в количестве десяти скорострельных орудий калибра 150 мм с длиной ствола 45 калибров (6 750 мм) в установках образца 1906 г. (MPL C/1906, Mittel Pivot Lafette = средний поворотный лафет) располагалась в батарее главной палубы между передней дымовой трубой и грот-мачтой. Она была предназначена для ведения огня по всем видам корабельных и береговых целей, поэтому общий боекомплект составлял 1500 снарядов или 150 на орудие, включая бронебойные и фугасные, как с донным, так и головным взрывателем.

Орудия имели угол возвышения 20° и снижения -7° и могли вести огонь на дальность до 13 500 м (73 каб.), а при применении снарядов с оживальной частью, появившихся в 1916 г., дальность стрельбы орудий увеличивалась до 16 800 м (91 каб.). Скорострельность составляла от шести до восьми выстрелов в минуту. Расчёт орудия состоял из восьми человек. Каждая пушка имела два перископа для прицеливания. Как и в случае тяжелой артиллерии, боеприпасы были раздельными, снаряд весом 45,3 кг и имеющий начальную скорость 835 м/с. и заряд в 22,6 кг с 13,7 кг пороха. Для каждой пушки было 50 бронебойных и 100 фугасных снарядов. Боеприпасы хранились в восьми погребах: один на верхней платформе между шпангоутами 67-72; два на верхней платформе между шпангоутами 46-51; один на нижней платформе между шпангоутами 67-72; один на нижней платформе между шпангоутами 46-51; два в трюме между шпангоутами 67-72 и один в трюме между шпангоутами 46-51. Были десять электрических талей от погребов, по одному на каждую пушку в ее каземате.

Установка батареи 150 мм орудий, несомненно, оправдала себя. Англия на последующих типах линейных крейсеров также была вынуждена установить артиллерию среднего калибра, которой она пренебрегла на кораблях первой серии.

Вспомогательная артиллерия состояла из 16 скорострельных орудий калибра 88 мм с длиной ствола 45 калибров (3 960 мм) в установках образца 1906 г. (MPL C/1906). Она была равномерно размещена в передней и задней надстройках, на верхней палубе в носовой части и на главной в корме корабля и предназначалась для стрельбы по морским целям. Общий боекомплект составлял 3 200 унитарных фугасных выстрелов (по 200 на орудие), которые были снабжены как головными ударными взрывателями, так и донными с временным замедлением. Общий вес патрона составлял 15,5 кг, 10 кг снаряд выстреливался с начальной скоростью 750 м/с. При максимальном угле возвышения + 20°, а снижения -10°, максимальная дальность стрельбы составила 10 700 м. Темп стрельбы варировался в пределах от двадцати пяти до тридцати выстрелов в минуту, а расчёт состоял из трех человек. Один из них обслуживал механизмы наводки, второй следил за прицелами, третий заряжал орудие. Боеприпасы хранились в трех погребах: носовой на верхней платформе между шпангоутами 93-99, под мостиком - на нижней платформе между шпангоутами 67-77 и кормовой в трюме между шпангоутами 46-51.

В начале 1916 г. четыре орудия кормовой надстройки заменили двумя 88-мм зенитными орудиями в установках образца 1913 г. (MPL C/1913) с углом возвышения 70°. Эти пушки так же стреляли снарядом весом 10 кг, начальная скорость снаряда также не изменилась, но обслуживались они расчётом из пяти человек. 12 оставшихся 88-мм орудий, предназначенных для стрельбы по морским целям, демонтировали, а порты заварили. После ютландской битвы количество зениток было уменьшено до двух.

Торпедное вооружение повторяло предшественников, и состояло из четырех подводных торпедных аппаратов калибра 450 мм: один носовой, один кормовой и два бортовых. Носовая труба была встроена в форштевень и стреляла прямо вперед по курсу. Две бортовых трубы были расположены перед барбетом носовой башни вне противоторпедной переборки ниже платформы между шпангоутами 105 и 112 с фиксированным углом 4° вниз и 10° вперед от траверза. Кормовой был установлен горизонтально над платформой и стрелял прямо назад по курсу. Боекомплект состоял из одиннадцати 45-см торпед C/06. Эти торпеды имели диаметр 450 мм и длину 6 000 мм, весили по 800 кг и несли боеголовку весом в 110 кг. Со скоростью 32 узла они могли пройти 2000 м, а на 36 узлах - 1500 м. Торпедные отсеки по необходимости были сравнительно большие и занимали значительное пространство под бронированной палубой. Имелись три воздушных торпедных компрессора, расположенных на нижней платформе между шпангоутами 112 и 115½ по правому борту.

Бронирование

Хотя вооружение "Von der Tann" по составу и расположению почти полностью соответствовало вооружению первых английских линейных крейсеров с артиллерией главного калибра 305 мм, он имел значительно лучшую броневую защиту. Бронированию "Von der Tann", как и всех своих военных кораблей, немцы придавали самое большое значение. Вес крупповской цементированной брони составлял 33,3% нормального водоизмещения, а у следующих типов немецких линейных крейсеров это соотношение было ещё больше.

По сравнению с "Invincible" бортовая броня "Von der Tann" имела много большую протяженность (она простиралась в середине корабля до верхней палубы, в то время как британский корабль имел только узкий пояс в районе ватерлинии) и большую толщину (250-150 мм против 150-100 мм у англичан). Она состояла из двух броневых поясов, из которых верхний броневой пояс батареи среднего калибра опирался на нижний — главный броневой пояс.

На немецких больших кораблях вертикальная бортовая броня была разделена на три категории: главный пояс в качестве собственно пояса по КВЛ, верхний пояс в качестве цитадели, а верхняя часть в качестве каземата. Тем не менее, на "Von der Tann" различие между поясом и цитаделью не было столь очевидно, как на других кораблях императорского флота. Пояс был изготовлен из закаленной никелевой стали, иногда называемой крупповской броней, и простирался от шпангоута -2½ до форштевня.

Главный броневой пояс простирался от заднего края кормовой башни до переднего края носовой (от 16 до 105 шпангоутов) и был установлен на прокладке из тикового дерева толщиной 50 мм. Толщина главного броневого пояса составляла 250 мм против 180 мм у "Blucher", высота - 1,22 м, из которых 0,35 м уходило ниже ватерлинии. У нижней кромки пояса в 1,6 м ниже ватерлинии (в районе главной палубы) он постепенно уменьшался до 150 мм. Спереди и сзади пояс был дополнен поперечными переборками: задняя на 16 шпангоуте - 170 мм, а передняя, на шпангоуте 105, была толщиной от 170 до 200 мм.

Пояс в корме, от -2½ до 16 шпангоута, был толщиной 100 мм, сужаясь до 80 мм к нижней кромке (немного ниже главной палубы) и заканчивался кормовой поперечной переборкой на шпангоуте -2½, толщиной 100 мм. От 105 шпангоута до форштевня толщина пояса составляла 120 мм, сужаясь до 100 мм внизу и до 80 мм на верхней кромке. Толщина брони вехнего пояса от 16 до 105 шпангоута была 200 мм, но в районе барбетов бортовых башен от 46 до 51 шпангоутов по левому и от 66 по 73 шпангоута по правому борту толщина была увеличена до 225 мм.

Казематная броня (батареи среднего калибра) являлась продолжением цитадельной брони до верхней палубы и была толщиной 150 мм. От 41 до 81 шпангоута с обеих сторон её дополняли противоосколочные экраны толщиной 15 мм, а между орудиями имелись поперечные перегородки толщиной 20 мм. Орудийные башни также имели никелевую стальную броню. Лобовая часть и задняя стенка (в качестве противовеса) имели толщину 230 мм, боковые стенки - 180 мм, наклонная передняя часть крыши - 90 мм, плоская часть крыши - 60 мм, настил в задней части башни 50 мм. Пол был 100 мм. Барбеты башен имели внутренний диаметр 8 100 мм (6 900 мм для подачи боезапаса) и толщину стенки 200 мм над бронированным корпусом, причем толщина наружной стенки барбетов носовой и кормовой башен была увеличена до 230 мм, а внутренней стенки всех четырёх башен уменьшена до 170 мм. Позади главного пояса и бронирования батареи среднего калибра толщина стенки осевых барбетов была уменьшена до 30 мм, в то время, как на бортовых башнях эта броня была толщиной 40 мм и 80 мм.

Бронирование передней и боковых стенок носовой боевой рубки выполнили из плит толщиной 300 мм, задней стенки - 220 мм, крыши 80 мм. Бронированная дверь была толщиной 100 мм. Бронированная шахта до батарейной палубы была толщиной 200 мм спереди и по бокам и 150 мм в задней части, ниже - 120 мм. Кормовая рубка имела 200 мм стенки с дверью в 100 мм толщиной. Пол и крыша были по 50 мм. Бронированная шахта - 150 мм.

Казематные пушки имели щиты толщиной 80 мм, с 30 мм верхним козырьком. 8,8-см пушки на передней и задней надстройках имели 50-мм щиты, в то время как кормовые и носовые 8,8-см орудия были без щитов.

На корабле произвели значительное усиление палубного бронирования. Это выразилось не только в наличии второй броневой палубы, как горизонтальной защиты корабля, что было применено ещё на "Blucher" и броненосных крейсерах типа "Scharnhorst", но и в усилении вертикального бронирования и улучшении подводной защиты.

Из двух палуб верхняя предназначалась для разрыва снарядов, в то время как вторая (особенно в районе машинного отделения) служила для защиты от проникновения осколков. Этот способ бронирования был выбран как основной, благодаря чему в Ютландском бою машинная установка линейного крейсера повреждений не имела, несмотря на попадания в корабль.

Однако палубное бронирование "Invincible" в среднем было немного толще, чем у "Von der Tann". Вероятно, в этом играло свою роль различное понимание предполагаемых дистанций ведения боя. В Германии были уверены, что ввиду преобладания ограниченной видимости в Северном море стрельба на дистанции, большие чем 10 000 - 12 000 м, возможна крайне редко. В Англии, прежде всего первый лорд Адмиралтейства Фишер, отстаивали большие дистанции, которые при превосходстве в скорости каждый корабль мог выбирать произвольно, исходя из того, что "скорость лучшая защита". Обеим точкам зрения опыт войны мог представить противоположные примеры.

Плоская часть бронированной палубы была расположена между 16 и 105 шпангоутами на уровне средней палубы в 875 мм выше КВЛ за главным 250 мм броневым поясом вне каземата. Она имела толщину 25 мм и 50-мм скосы. В каземате вместо неё также (25 мм) бронировалась верхняя палуба. В носовой части (от 107 шпангоута до форштевня) броневая палуба была плоской (толщиной 50 мм) и располагалась на уровне нижней палубы (примерно на 1,6 м ниже КВЛ). В корме между шпангоутами -2½ и 16, где её толщина составляла 80 мм в плоской части с 25-мм скосами, палуба распологалась ещё ниже, и продолжалась далее до архштевня, но уже с толщиной 50 мм. Дополнительно палубу полубака усилили до 23 мм плитами вокруг носового барбета. Кроме того были установлены бронированные решетки в трубах и вентиляционных шахтах.

При проектировании и постройке крупных немецких кораблей подводную защиту очень тщательно продумали, и она превосходила подобную защиту своих потенциальных противников. Основу подводной защиты крупных немецких кораблей составляла противоторпедная переборка.

Противоторпедная переборка толщиной 25-30 мм имела такую же длину, что и главный броневой пояс (от 16 до 105 шпангоута) и проходила на расстоянии 4 м от борта. Пространство между ними было разделено ещё одной более тонкой продольной переборкой приблизительно пополам. Внешняя часть оставалась пустой, а внутренняя была заполнена углем. В этом заключалась обычная немецкая система подводной защиты, и против минного и торпедного оружия периода 1914-18 гг. она оказалась достаточно эффективной.

Силовая установка

Линейный крейсер "Von der Tann" стал первым крупным немецким кораблём с турбинной силовой установкой. Ко времени его проектирования выбор турбины в качестве движителя не был легким и само собой разумеющимся решением. Все это произошло по двум причинам. Очевидно, только что созданная турбина имела хорошую перспективу устранения имеющихся недостатков, что благодаря усовершенствованию её конструкции в дальнейшем и произошло. Кроме того, стремительно увеличивающаяся мощность механизмов вновь строящихся кораблей приближалась к тому пределу, за которым паровые поршневые машины должны были выйти из эксплуатации.

На корабле были установлены два комплекта турбин, изготовленные верфью "Blohm & Voss" в Гамбурге. Они были типа "Parsons", то есть реактивные, общее расположение было таким же, как на крейсере "Dresden". Турбины высокого давления работали на внешние валы, низкого давления - на внутренние. Существовали две реверсивные (заднего хода) турбины высокого давления, работающих на внешние валы и низкого давления на внутренних валах. Левый внутренний вал имел крейсерскую турбину низкого давления, а по правому борту внутренний вал имел крейсерскую турбину высокого давления. Четыре винта имели по три лопасти и были 3,6 м в диаметре. Правый винт вращался по часовой стрелке (если смотреть с кормы), два других - против часовой стрелки.

Проектная мощность на валах, которая для немецких линейных крейсеров обычно считалась номинальной, составляла 42 000 л.с. или 1,97 л.с./т полного водоизмещения, что при частоте вращения гребных валов 300 об/мин. обеспечивало кораблю скорость 24,8 узла. Конвэй приводит цифру 43 600 л. с, что при 280 об/мин. обеспечивало скорость 24,75 узла.

Во время испытательных пробегов расчетные данные проекта были далеко превзойдены, поскольку во время таких пробегов немецкие линейные крейсера могли значительно форсировать мощность турбинной установки. Так турбины "Von der Tann" во время пробега на Нойкругской мерной миле развили форсированную мощность 79007 л.с. (увеличение на 88%), что при 324 об/мин. обеспечило скорость 27,4 узла. Это были самые большие значения превышения проектных величин. Согласно Коопу, в октябре 1910 года скорость "Von der Tann" достигла 27,74 узлов при 79 802 лс и 339 об/мин. То же самое происходило при испытаниях и других кораблей с турбинными установками, но в значительно меньшей степени.

Турбины имели значительные габариты. Только одна из установленных на "Von der Tann" турбин низкого давления мощностью от 10 000 до 15 000 л.с. имела вес 176 т, наружный диаметр 4,1 м и длину 11,7 м. Очень длинные рабочие лопатки такой турбины вследствие перекоса часто сцеплялись с направляющей лопаткой. В турбине получался изборожденный "лопаточный салат", а корабль шёл на ремонт.

Мощность турбинной машинной установки, как уже упоминалось, распределялась на четыре вала. В тот период наивысшая мощность, передаваемая на один вал, имела относительно небольшую величину. Если в 1938 г. на линейном корабле "Scharnhorst" на каждый вал осуществлялась передача 55 300 л.с., то сегодня у скоростных кораблей эта величина достигает куда более высоких значений. Ограничение передаваемой на вал мощности в то время было необходимо из-за чрезмерно высоких оборотов винта. Вообще, разделение мощности на несколько валов было технически обусловленным признаком первых турбинных установок Парсонса. Поэтому на "Von der Tann" оба вала одного борта приводились в действие от одного комплекта турбинной установки.

Каждый наружный вал вращала турбина высокого давления, каждый внутренний вал турбина низкого давления того же комплекта турбинной установки. В левом переднем машинном отделении размещались турбина высокого давления переднего хода, вращавшая левый наружный вал, и турбина низкого давления крейсерского хода, вращавшая левый внутренний вал. Переднее правое машинное отделение отличалось тем, что турбина высокого давления крейсерского хода вращала правый внутренний вал. В заднем машинном отделении размещались турбины низкого давления переднего и заднего хода в одном кожухе, вращавшие внутренние валы. Роторы турбин высокого давления имели диаметр 2100 мм, турбин низкого давления соответственно от 2920 до 2820 мм.

Для управления кораблем эта связь каждой пары валов была неудобной и понижала устойчивость всей установки, как в отношении обычных неисправностей турбин, так и, что важнее всего, в результате боевых повреждений. Хотя были предусмотрены схемы аварийной защиты, они вызывали дополнительные трудности. Несмотря на это, разделение установки сохранилось на всех линейных крейсерах вплоть до "Mackensen" (проект 1913-14 гг.). По сравнению с этим, на линейных кораблях с турбинными установками все три вала были независимы друг от друга.

К сожалению, турбина, в противоположность поршневым машинам и моторам, не может развивать достаточно мощности, если она получает недостаточное количество пара. Это выявили в результате эксплуатации первых кораблей с турбинными установками. При последующем проектировании это учли и паропроизводительность котлов корабля сделали достаточно большой.

На корабле в десяти котельных отделениях, расположенных попарно пятью эшелонами, было установлено 18 котлов Шульца-Торникрофта (немецкий военно-морской тип), изготовленных верфью "Blohm & Voss" в Гамбурге, с тонкостенными трубками малого диаметра и площадью нагрева 10 405 кв.м, обеспечивающими давление пара 16 кгс/кв.см. В двух передних котельных отделениях размещалось по одному котлу, а в остальных по два. Котлы состояли из четырех водных и двух паровых барабанов, в качестве меры для экономии веса. В общей сложности котлы имели 54 топки. Тяга могла быть естественной, а при форсаже вентиляторы могли обеспечить избыточное давление до 65 мм. В 1916 котлы были снабжены дополнительным нефтяным питанием для розжига угля.

Нормальный запас угля составлял 984 т, максимальный 2 760 т, включая и тот, что был в бывших цистернах Фрама. Это позволяло иметь дальность плавания 2 500 миль при скорости 22,5 узла и 4 400 миль при 14 узлах. Расход топлива составлял от 0,64 до 1,15 кг/л.с. в час. Когда установили устройство вспрыскивания жидкой нефти на горящий уголь, для этого был добавлен запас в 200 т нефти.

В 1911 г. после похода в Южную Америку корабль прошел 1913 миль между островом Тенерифе и Гельголандом со средней скоростью 24 узла, что позднее во время войны привело к неисправностям турбин.

Электроэнергию кораблю обеспечивали шесть турбогенераторов типов 225/250 и 225/330 общей мощностью 1 200 кВт, напряжением 225 В. Они были размещены по три в двух отделениях, расположенных по бортам между шпангоутами 93 и 105.

В общей сложности корабль имел восемь 110-см прожекторов, установленных по четыре на передней и задней двух-ярусных прожекторных площадках. Имелись также два резервных прожектора. Каждый из них был рассчитан на 150 ампер. Кроме того имелись два 17-амперных сигнальных прожектора.

Прочее

Как и на других немецких линкорах той эпохи "Von der Tann" имел осушительную и пожарную систему. Две большие дренажные трубы проходили вдоль каждого борта корабля. Станция была расположена в трюме на 94 шпангоуте, и содержала три высокопроизводительных центробежных насоса. Два насоса были с паровым приводом, третий - с электрическим. Кроме того, к дренажной системе могли быть подключены насосы паровых конденсаторов. Были также переносные помпы с электрическим приводом.

На этом корабле впервые были установлены успокоительные цистерны. Это новинка кораблестроения, появившаяся как раз незадолго перед этим, была предложена техническим директором судостроительного отдела верфи "Блом унд Фосс" инженером Фраммом. Они были предназначены для уменьшения величины крена при бортовой качке корабля. При наличии в цистернах 231 т воды угол крена на линейном крейсере был уменьшен с 17° до 11°. Но их установили после постройки. Позднее их использовали как ёмкости для размещения дополнительных 200 т угля, а взамен установили скуловые кили. Период бортовой качки корабля составлял 11 секунд.

"Von der Tann" был единственным немецким кораблём, на котором каюты офицеров разместили в носовой части на полубаке, очевидно, по образцу британского "Dreadnought". Как потом объясняли, это было ошибочное решение, и на немецких кораблях оно никогда больше не повторялось. Корабль оборудовали дополнительными помещениями для размещения флагмана и его штаба.

Вместо первоначально запроектированных решетчатых мачт установили обычные для кайзеровского флота полые трубчатые, которые "Von der Tann" имел в течение всего срока службы. Противоторпедные сети сняли в 1916 г.

Линейный крейсер имел два параллельных руля, установленных на расстоянии 2,3 м от ДП. Каждый руль имел паровой привод. Две рулевых машины были настолько связаны, что каждая могла управлять как обоими рулями, так и каждым по отдельности. Каждый руль имел также ручное управление с тремя штурвалами. Наибольшее отклонение руля составляло 35°.

Крейсер обладал хорошими мореходными качествами, был подвержен небольшому крену в наветренную сторону, имел спокойную и плавную качку, в шторм принимал немного воды на палубу. Маневренность и управляемость были довольно хорошие, но реакция корабля на перекладку руля была несколько замедленна. На мелкой воде ходовые качества ухудшались и, кроме того, корабль плохо управлялся при движении кормой вперед. После отклонения руля на максимальный угол, терял до 60% скорости и при этом возникал крен до 8°. Ветер и волнение особого влияния на поворотливость не оказывали. При ходе 17 узлов с перекладкой руля на 15° диаметр циркуляции составлял 925 м на правый борт и 920 м на левый. При ходе 17 узлов с перекладкой руля на 35° диаметр циркуляции составлял 485 м и 545 м соответственно. При ходе 26,5 узлов с перекладкой руля на 15° диаметр циркуляции составлял 960 м на правый борт и 880 м на левый. При ходе 26,5 узлов с перекладкой руля на 35° диаметр циркуляции составлял соответственно 540 м и 565 м.

Немецкие военные корабли того периода имели более высокую метацентрическую высоту, чем корабли современных военно-морских сил. Это означало сильную качку, но значительную остойчивость, особенно при затоплениях. Метацентрическая высота "Von der Tann" составляла 2,11 м. Остойчивость была максимальной при 30° крена и нулевой при 70°, дифференцирующий момент на 1 м — 28500 т.

Экипаж корабля, согласно Грёнеру, насчитывал 923 человека (из них 41 офицер). При использовании в качестве флагмана, экипаж увеличивался на 76 человек (из них 14 офицеров), достигая 999 человек. Согласно Конвэю, в Ютландском бою экипаж состоял из 1174 человек.

Корабль имел в качестве плавсредств один большой паровой катер (типа "Nr I"), три малых паровых катера (один типа "А", два типа "Nr III"), два баркаса (типа "Nr 0"), два гребных катера (типа "Nr 0"), два яла (типа "Nr 0") и одну складную лодку. При использовании в качестве флагмана соединения добавлялся пещё один паровой катер (типа "C").

Крейсер был снабжён тремя носовыми якорями Холла, каждый весом 7 т., одним кормовым Холла, весом 3,5 т. Также был один аварийный якорь весом в 1 т.

 

Схемы окраски:

Принята 15 апреля 1896 г.

серый - корпус до высоты главной палубы, позже - до высоты фальшборта главной палубы, ещё позже - до уровня полубака, если он закрывал большую часть верхней палубы
светло-серый - верхняя палуба, надстройки, трубы, вентиляторы, мачты и т.п., включая орудия, башни и щиты
золотисто-жёлтый - носовое и кормовое украшения
чёрный - отдельным распоряжением устанавливалась окраска в чёрный цвет верхнего края трубы на 1 м или всей трубы, а также мачт выше уровня трубы или чуть выше салингов, а также, временно, грот-стеньги

 

 

 

Изменения

В конце 1914 г. на мачтах были установлены позиции артиллерийских корректировщиков. В 1915 году 8,8-см пушки были постепенно удалены и их порты заварены. Четыре таких пушки на кормовой надстройке были заменены четырьмя зенитками того же калибра, но после Ютландской битвы их количество сократили до двух. Перед нижним прожекторным мостиком были добавлены две пулеметных платформы. Противо-торпедные сети были установлены только после того, как крейсер вернулся из Южной Америки, и были демонтированы после Ютландской битвы. В течение осени 1915 года на корме был возведен импровизированный деррик-кран для испытаний гидросамолета. Это кран все еще можно увидеть на фотографиях, сделанных в конце 1918 года.

 

 

ПОСТРОЙКА

 

 

26 сентября 1907 г. верфь "Блом унд Фосс" получила заказ на постройку большого крейсера "F". Киль заложили 21 марта 1908 г. по программе (бюджетному году) 1907 г. на верфи "Блом унд Фосс" в Гамбурге, (строительный № 198) которая также построила его машинную установку. Конвэй указывает другую дату закладки киля — 25 марта 1908 г. Для кораблей немецкого военно-морского флота дата закладки киля является будничной и не всегда приводится в справочниках. Гораздо важнее для них дата крещения корабля — присвоение имени при спуске на воду.

Ровно через год, 20 марта 1909 г., крейсер спустили на воду, присвоив ему в тот же день наименование "Von der Tann". Обряд крещения произвёл командир 3-го баварского пехотного корпуса генерал Луитпольд фон унд дер Танн-Расзамхаузен — племянник того, в чью честь корабль был назван. Стапельный период постройки корабля составил почти 12 месяцев, достройка на плаву больше 17 месяцев.

Всего строительство продолжалась 29 месяцев. Проведение испытаний заняло ещё 6 месяцев.

В мае 1910 г. линейный крейсер с заводским экипажем на борту перешел из Гамбурга вокруг Датского полуострова на Государственную верфь в Киль для окончания работ. Стоимость постройки составила 36 523 тыс. марок.

Чтобы к моменту ввода корабля в строй можно было укомплектовать его экипаж, пришлось взять часть людей с линейного корабля "Rheinland" после проведения им ходовых испытаний. Корабль находился в составе флота с 1 сентября 1910 г. по 21 июня 1919 г.

 

 

СЛУЖБА

 

ДО ВОЙНЫ

 

Испытания

"Von der Tann" предварительно вошел в состав флота и был готов к испытаниям 1 сентября 1910 г. В этот день на нем был поднят флаг и вымпел и начались испытания, причем во время 6-часового пробега на длительную мощность машин (средняя скорость 27 узлов) форсирование мощности паровых турбин позволило достичь скорости 28,12 узла. Некоторое время "Von der Tann" считался самым быстроходным боевым кораблем в мире.

Максимальная скорость, достингнутая при 6-часовом пробеге у Нойкруга составила 27,398 узла при осадке 8,1 м и средним шагом винтов (3,28 м). Для этого турбины работали на максимальную мощность в 79 007 лс. Как и на всех германских военных кораблях этого периода, проектные значения, в данном случае 42 000 лс и 24¾ уз, были значительно превышены. Кормовая турбина развила мощность 29 578 лс, при проектных 20 000 лс, скорость на шестичасовом пробеге с принудительной тягой также была выше проектной, а потребление угля - ниже расчётного.

Когда корабль был передан флоту, корпус, турбины и котлы были в хорошем состоянии, однако в докладе испытаний было отмечено, что трубопровод конденсаторов стал причиной долгих швартовых испытаний в Киле, с мая по сентябрь. Эта задержка на три месяца рассматривалось как недостаток, который следует ликвидировать в будущем.

При проектном запасе угля около 1000 тонн осадка составила 7,84 м носом и 8,53 м кормой, на миделе - 8,1 м. Испытания старались проводились сохраняя эти показатели. Как уже упоминалось максимальная достигнутая скорость была 27,398 узла. На шестичасовом пробеге с принудительной тягой, со средним шагом винтов, средняя скорость была 26,8 узлов. При переключении на две крейсерские турбины корабль развил 23,1 узла. При разобщении внешних валов турбины низкого давления скорость составила 20,0 узлов, в режиме заднего хода турбины могли обеспечить скорость 18 узлов.

На основании испытаний экономичная скорость была определена в 13,5 узлов. На этой скорости с общим объемом угля в 2700 тонн корабль мог пройти 5 400 миль за 16 дней и 16 часов. На 17 узлах расстояние в 4 570 миль могло быть покрыто примерно за одиннадцать дней, а на 20 узлах - 3 280 миль менее, чем за семь дней. В докладе отмечалось, что эти цифры являются приблизительными, и будут меняться в зависимости от проекта.

Во время испытаний корабль маневрировал хорошо. Турбины запускались сразу и быстро набирали скорость и на переднем и на заднем ходу. На полном ходу с применением «предельной мощности» (Äußerste Kraft или АК) заднего хода корабль останавливался в течение двух минут и девяти секунд, пройдя расстояние 884 м. На 17 узлах корабль был полностью остановлен в течение двух минут.

Поворотливость была хорошей. Корабль сразу же реагировал на поворот штурвала, который было необходимо своевременно возвращать в нейтральное положение, чтобы остановить циркуляцию. Тем не менее, на медленной скорости корабль слушался руля плохо и поворачивать штурвал следовало заранее. Точка поворота находилась приблизительно на уровне передней трубы и корму при повороте несколько заносило. Радиус поворота на 26 узлах составил 620 м при работе обоих рулей и 985 м при повороте налево при помощи одного правого руля. Имелась небольшая вибрация на полном ходу. Корабль хорошо всходил на волну. В среднем частота качки была 5,2 циклов в минуту.

В докладе о результатах испытаний были критические замечания на счёт размещения кают офицеров. "Von der Tann" был первым и последним кораблём германского флота, на котором каюты разместили в носовой части. На ходу иллюминаторы пришлось держать закрытыми, к тому же помещения оказались холодными и шумными. Преимущество возможности быстро подняться на мостик не перевешивало эти недостатки. С другой стороны, размещения экипажа, особенно на корме, было хорошим. Тем не менее, было бы желательно, чтобы все члены экипажа были размещены вместе, а не разделены на "носовых" и "кормовых".

Было установлено, что положение тяжелых башен давало артиллерии хорошие углы обстрела. Стрельбы показали, что не было никаких проблем воздействия газов на надстройки и палубы при стрельбе и тяжелой и средней артиллерии. Тем не менее, выяснилось, что средняя артиллерия имела недостаточную высоту стволов над водой, а вытяжная вентиляция в казематах оказалась слабой. Из 8,8 см пушек при огне тяжёлой артиллерии могла использоваться только 4-я (кормовая) группа, но даже она не могла вести огонь на полном ходу из за высокой волны. 1-я группа в носовой части заливалась носовой волной, а 2-я и 3-я группы отрицательно влияли на использование прожекторов и другой артиллерии. Таким образом, было установлено, что 8,8 см пушки можно эффективно использовать только для обороны от миноносцев при стоянке на якоре. Неудивительно, что они были постепенно демонтированы.

Так же было указано, что погреба боеприпасов были слишком малы. Все торпедные аппараты были проверены стрельбой и полностью боеготовы. Размещение прожекторов признано хорошим, хотя на верхний передней площадке не могли светить в корму. Для исключения воздействия огня артиллерии, были перемещены дистанционные приводы прожекторов. Якорные механизмы были хорошими. С нормально выбранной якорной цепью, даже в 9-бальный шторм корабль не дрейфовал. Размещение плавсредств на палубе было под вопросом, так, как они подвергались повреждениям от волн. Турбинный привод был признан безопасным и надежным, за время испытаний не было никаких проблем или аварий. Контрактная мощность была значительно превышена, потребление угля на всех скоростях было низким и оставалось ниже нормы, установленной договором.

Котельные, первые в своем роде в Имперском флоте, оказались отличными, не было никаких протечек и не требовалось никакого ремонта, даже после многократной перегрузки. Высокие показатели были получены в основном из-за высокой производительности парогенераторов нового типа. В то время, как турбины и котлы работали без перебоев, трубы конденсатора текли неоднократно. Это происходило из-за вибрации на большой скорости и с установкой новых опор прекратилось. Вспомогательное оборудование работало хорошо. Электростанция была разделена на два полностью независимых отделения, с собственными конденсаторами и прочим оборудованием. В ночь 19/20 сентября 1910 года произошла авария. На станции левого борта, которая приводилась от переднего турбоагрегата, размоталась внутренняя обмотка, и захватила якорь, в результате чего корпус полюса был разрушен. Точная причина этой аварии не была установлена, и фирма-производитель "Brown, Boveri & Co" заменила поврежденные части. Размещение электрической станции за пределами противоторпедной переборки было отмечено, как недостаток. Подшипники валов были первоначально из белого металла (сплав на основе свинца или олова), но они быстро изнашивались и были заменены подшипниками из железного дерева. Устройство предотвращения превышения допустимой скорости турбин, быстрого закрытия клапана, не работало и его пришлось заменить. Другие меры безопасности были адекватными и уместными. В окончательном решении доклада испытаний было сказано, что в некоторых областях необходимы дальнейшие испытания, но "Тем не менее S.M.S. Von Der Tann, с превосходной для большого крейсера скоростью, является отличным усилением Флота Открытого Моря в роли разведчика, так же, как и в усилении линии баталии".

Заграничный поход

Почти сразу же после завершения испытаний, было решено отправить крейсер в поход в Южную Америку. Цель похода заключалась в проверке корабля в условиях открытого океана, чтобы определить возможности использования артиллерии и для выяснения эффективности стабилизатора поперечной устойчивости Фрама, а также получить опыт длительных походов в тропическом климате. Поход также должен был способствовать увеличению немецкого престижа в Южной Америке и показать миру последние технологии немецкой судостроительной промышленности. Тем не менее, в письме от 19 января 1911 года отдел (A) военно-морской флота ответил на вопросы о том, следует ли проводить этот поход. Было высказано предположение, что поход откладывается и будет осуществлён крейсером "Moltke" в следующем году. Отдел (А) ответил, что подготовка зашла уже слишком далеко, чтобы откладывать рейс, и это было бы поводом враждебной прессе объявить это, как провал. Деньги на поход уже были выделены в бюджете 1911 года и руководство флота согласилось с отсутствием крейсера в домашних водах. Генеральный Департамент продолжал: "Поэтому крайне важно, чтобы запланированный поход vdTann был выполнен." Также было добавлено, что походу не придавалось никакого большого политического значения и что "Von der Tann" должен идти в сопровождении малого крейсера. 7 февраля 1911 года кайзер одобрил поход, предложив в качестве даты отправки 20 февраля и срок возвращения к началу мая, что бы крейсер мог участвовать в майских маневрах флота.

В 11.00 утра 20 февраля "Von der Tann" покинул Киль под командованием капитана-цур-зее Роберта Мишке, развил ход в 17 узлов и в 02.00 21 февраля миновал плавучий маяк Скагена. В Северном море погода постепенно ухудшилась до шторма, и скорость часто приходилось снижать из-за шквалов с дождём и снегом в районе, где было много пароходов и рыболовных судов. При проходе Хоофдена шторм перешел в юго-западный с сильным течением и скорость над дном упала приблизительно до 11 узлов.

На входе в Ла-Манш погода стала хорошей и был взят курс на мыс Святой Екатерины на английском побережье, после чего корабль повернул на Уэссан. Затем с юго-запада налетел новый шторм в течение следующих двадцати четырех часов пришлось часто менять курс и снижать скорость. Тяжелые волны перекатывались через палубу и, как опасались при испытаниях, повредили плавсредства корабля на палубе. Кроме того, сильная качка корабля вызвала аварию единственного на борту холодильника, и из-за большого количества свежего мяса и продуктов, требовался срочный ремонт, для чего кораблю пришлось лежать в дрейфе в течение восьми часов. После паузы скорость была увеличена до 17 узлов.

В южной части Бискайского залива погода улучшилась и держалась хорошей до прихода в Тенерифе. У испанского побережья скорость была увеличена до 20 - 22 узлов и с наступлением темноты 26 февраля в 18.30 корабль прибыл в Санта-Круз. На борт поднялся лоцман, чтобы точно определить местонахождение назначенной якорной стоянки.

В 22.00 вечера 4 марта 1911 г. "Von der Tann" начал путешествие из Санта-Круса через Тенерифе в Рио-де-Жанейро. В течение следующих двух дней корабль шёл со скоростью 16 узлов, а затем обороты были снижены до скорости 15 узлов так, что бы в Рио-де-Жанейро крейсер прибыл в 09.00 13 марта. Корабль прошёл в 30 милях к востоку от острова Кабо-Верде, затем миновал скалы Сент-Поль и достиг материка у мыса Фрио. "Von der Tann" пересек экватор 9 марта в 18.30.

Крейсер прибыл в Рио-де-Жанейро 14 марта, на день позже, чем планировалось, так как капитан Мишке не хотел придти с пустыми бункерами, а также корабль задержался для испытаний цистерн Фрама. По прибытии корабль был встречен сигнальными флагами на нескольких прибрежных фортах. Только один форт должным образом ответил салютом. В гавани стояли бразильские дредноуты "Minas Geraes" и "São Paulo", а также старый броненосец "Floriano". Оба линкора недавно получили новые экипажи, после того, как старые взбунтовались. Министр военно-морского флота Бразилии, военный министр, министр иностранных дел и другие государственные чиновники и военнослужащие посетили корабль и капитан Мишке сообщил, что немцы везде были встречены с большой добротой и вежливостью.

17 марта капитан Мишке посетил с официальным визитом президента Бразилии, ответное посещение корабля было организовано в понедельник, 20 марта. 19 марта в Рио-де-Жанейро прибыл малый крейсер "Bremen". На следующий день во время президентского визита в честь президента Гермеса да Фонсека был выполнен двадцать один залп салюта. Прибытие президента, когда он поднимался по трапу, сопровождал национальный гимн. Затем он стал свидетелем смотра офицеров и матросов и некоторых артиллерийских учений с участием кормовой башни и одной казематной пушки. Президент был впечатлен скоростью зарядки тяжелой артиллерии. Затем он осмотрел радиорубку был поражен большим диапазоном связи. Закончилось посещение ужином и, когда президент покидал корабль, снова был дан двадцать один пушечный выстрел салюта.

22.40 23 марта "Von der Tann" вышел в Итаяху, Бразилия. Ночное время выхода не представляло никаких трудностей для экипажа и скорость была принята 12 узлов. Корабль прибыл на открытый рейд Итаяху утром 25 марта. В то же утро восемнадцать офицеров и 500 человек команды отправились в поездку в немецкий анклав Блюменау. Город Блюменау находится примерно в 80 км от устья реки и люди погрузились на три парохода. К сожалению, бар реки нельзя было пройти до 16.00, и поэтому прибытие в Блюменау было отложено до наступления темноты - в 20.00. Там экипажу оказали теплый прием с большим фейерверком и иллюминацией практически в каждом доме. Последовавшую программу праздничных мероприятий колонисты провели с большой теплотой и дружелюбием.

27 марта в 18.15 корабль отправился дальше, в Байя Бланка, Аргентина, со скоростью 17 узлов при благоприятных погодных условиях. Для того, чтобы избежать неуказанных мелей вдоль побережья, был взят курс в 25 милях от берега к мысу Моготес. Оттуда корабль шёл на расстоянии около 20 миль от побережья, и только на траверзе маяка Рекалада был взят курс на Баия Бланка. С высоким приливом фон дер Танн вошёл в бухту и в 15.50 бросил якорь на рейде Понто Бельграно.

Из-за малой глубины гавани Буэнос-Айреса в то время, осадка "Von der Tann" исключала посещение крейсером этого города, и поэтому командир и четырнадцать офицеров с матросами отправились в столицу самостоятельно, куда прибыли 3 апреля. После теплого радушного приёма немцы вернулись на свой корабль.

В субботу, 8 апреля 1911 года в 12.30 "Von der Tann" вышел из военного порта и начал переход в Байя, Бразилия. Высокая вода была в 12.00, но тем не менее, глубина воды в баре была всего 10,5 м. Сперва корабль направился к мысу Моготес на скорости 17 узлов, затем прошёл на расстоянии 10 миль от мыса Фрио, потом был взят курс в район около 25 миль от Аброльоса. Скорость была снижена до 12 узлов и переход прошёл буднично. 14 апреля в 08.00 корабль бросил якорь в гавани Байи на глубине около 16 м. Последовала погрузка угля.

Вечером 17 апреля в 22.45 "Von der Tann" покинул Байю и взял курс на юг вокруг банки Сан-Антонио. В попытке пройти северным проходом ранее погиб пароход "Cape Frio" и этот курс не рекомендовался. На обратном переходе через тропическую зону и экватор было не так жарко, как на пути на юг и ветры были слабыми. Курс корабля лежал в 5 милях к востоку от Фернандо Нороньи и около 10 миль к востоку от островов Зеленого Мыса. 25 апреля в 16.40 "Von der Tann" бросил якорь на рейде Санта-Крус на Канарских островах.

Там он получил телеграмму с приказом управления флота пройти обратный путь непрерывно на самой высокой скорости. После выхода из Санта-Круз 2 мая в 20.30, приказ был выполнен и переход в 1 935 миль был выполнен со средней скоростью 24,04 узла. В целом, погодные условия были благоприятными. Сначала, до широты мыса Сент-Винсент, дули сильные северо-восточные пассаты, а затем, при проходе через Бискайский залив, - северные ветра в сопровождении туманов и тропических ливней. В Ла-Манше и в Северном море погода была спокойной, ветер стал лёгким северным. Линия Дувр-Кале была пройдена 5 мая в 17.20 и 6 мая в 06.00 "Von der Tann" прибыл на якорную стоянку Флота Открытого моря. Очень удачный поход подошёл к концу.

Рапорт капитана-цур-зее Мишке о поведении "Von der Tann" в штормовом море.

 

Во второй половине дня 21 февраля 1911 года в Северном море ветер перешёл к SSW и усилился до 6 баллов (20-26 узлов). На следующее утро барометр упал и ветер повернул к юго-западу, с сильнейшими порывами силой до 8 баллов (34-40 узлов). В этот период ход корабля был малым, но он принимал очень много воды на бак, хотя сильного ущерба это не нанесло. Во второй половине дня 22 февраля погода прояснилась и на восточном конце канала море было гладким. Ночью подул свежий западный ветер до 6 баллов, а затем сменился на юго-западный силой 7 баллов, но море оставалось терпимым. Корабль пошел на SW, затем на W со скоростью 17 узлов, прямо против волны.

К 08.00 утра 23 февраля ветер быстро увеличился до 8-9 баллов и море стало бурным. Корабль накрывали тяжелые волны и вода перекатывалась через полубак на корму, так что движение по верхней палубе было невозможно. Брызги достигали платформы компаса, которая находилась на 18 м выше ватерлинии. Вода проникала в корабль через люки и иллюминаторы верхней палубы и предполагалось, что верхняя палуба где то протекает. Люки были задраны брезентом и прибиты планками, но они вскоре были смыты.

В течение второй половины дня ветер повернул на запад и волны направились на северо-запад, в результате чего качка достигала от 23° до 28°. К 20.00 работы по уплотнению и осушению были завершены, и корабль пошёл со скоростью 15 узлов. Тем не менее, в 20.15 тяжелая волна по правому борту накрыла бак и среднюю палубу, повредила паровой катер и снесла веселую лодку с крыши башни "B". В то же время вышел из строя электромотор компрессора холодильника. Для проведения ремонта корабль лег в дрейф по ветру и шёл 5-узловым ходом. В 02.00 24 февраля эта работа была закончена и взят курс SWS на 10 узлах.

В течение следующего утра ветер и волнение постепенно утихли и около 07.00 скорость была увеличена до 15 узлов, а затем, в 10.00, до 17 узлов. Во второй половине дня 24 февраля появилось сильное западное волнение, которое вызвало мягкую, но значительную качку от 15° до 18°. Вечером 24 февраля море было почти полностью гладким.

Было установлено, что скорость непрерывного полного хода в плохую погоду была 17 узлов и в целом качку без использования успокоительной системы можно охарактеризовать как спокойную. При использовании успокоительных цистерн Фрама размах качки уменьшался примерно на одну треть. При ходе против волны, на высокой скорости корабль принимал много воды на бак, но при снижении скорости её количество значительно уменьшалось, а на малой скорости бак был почти сухой, потому что корабль успевал подняться на волну. Наибольшее заливание происходило при направлении волн 50° от носа.

***

В заключение можно сказать, что "Von der Tann" обладал очень хорошей маневренностью. Корабль шёл спокойно между качками, которые были короткими по продолжительности. Тяжелая артиллерия оставалась боеспособной при любых обстоятельствах, но при шторме, высокой скорости и силе ветра более 6 баллов средний калибр имел ограниченную боеспособность. И, наконец, капитан Мишке заявил, что кораблю с такой метацентрической высотой и остойчивостью не требовалась установка успокоителя качки, и он рекомендовал его удаление, что бы освободившееся пространство использовать для хранения угля.

 

 

После возвращения в Германию 8 мая 1911 года крейсер вошел в состав 1-й разведывательной группы вместо ушедшего ещё осенью 1910 г. в Восточную Азию броненосного крейсера "Gneisenau".

В июне 1911 г. корабль был направлен в Виссинген, чтобы оттуда доставить в Англию кронпринца Вильгельма и кронпринцессу Сессиле на коронацию английского короля Георга V. С 20 по 29 июля 1911 г. "Von der Tann" принимал участие в морском параде на Спитхедском рейде и после него с монархической парой на борту вернулся в Германию.

 

В конце июля и начале августа корабль ходил с флотом в летний поход в норвежские воды. Осенние учения этого года были проведены с 31 июля по 12 сентября в западной части Балтийского моря и в проливе Каттегат. 29 сентября 1911 г. корабль стал флагманским кораблем командующего разведочными силами вице-адмирала Густава Бахмана вместо "Blücher".

Когда 26 июня 1912 г. "Von der Tann" перешел для ремонта машин из Киля в Вильгельмсхафен, вице-адмирал Бахман спустил свой флаг и поднял его на крейсере "Kolberg", поскольку новый флагманский линейный крейсер "Moltke" ещё не был готов. До осени 1912 г. "Von der Tann" входил в 1-ю разведывательную группу на правах рядового корабля. На короткое время с 21 по 26 сентября 1912 г. на нем поднимал флаг 2-й флагман контр-адмирал Хиппер.

Поскольку 1 октября 1912 г. в 1-й разведывательной группе была создана должность 3-го флагмана, капитан 1-го ранга Функе (контр-адмирал с 18 ноября 1912 г.) как 3-й флагман в этот день поднял свой флаг на борту "Von der Tann". Когда с 1 октября 1913 г. контр-адмирал Функе стал 2-м флагманом, линейный крейсер остался его флагманским кораблем.

Только с 7 по 14 марта и с 1 мая по 1 июня "Von der Tann" в качестве флагманского корабля заменялся соответственно броненосным крейсером "Yorck" и тяжелым крейсером "Blücher". 1 марта 1914 г. контр-адмирала Функе направили временно командующим вместо заболевшего командира 3-й эскадры линкоров. На борту "Von der Tann" его сменил капитан 1-го ранга Тапкен (контр-адмирал с 22 марта 1914 г.), однако, так, как контр-адмирал Маасс на борту крейсера "Cöln" был старше его по званию, Тапкен был назначен на должность 3-го флагмана.

Деятельность Флота Открытого Моря в 1913 г. началась в феврале учениями для одиночных кораблей в Каттегате и в Северном море. Дальнейшие учения последовали в марте. В конце апреля прошли артиллерийские учения в Балтийском море и, наконец, маневры флота в Северном море 5-27 мая. Во второй половине июля и в первые дни августа флот провел летний поход в норвежские воды. Осенние маневры начались 31 августа 1913 у острова Гельголанд, после того, как вокруг Скагена и через канал Кайзера Вильгельма прибыли силы, дислоцированные в Балтийском море. После имитации атаки на устье Эмса, в которых впервые принял участие новый линейный крейсер "Seydlitz", маневры были закончены.

В конце марта 1914 года, после блока одиночной подготовки, весенние маневры флота были проведены в Северном море. В апреле и мае маневры были продолжены в Балтийском и Северном морях. В напряжённой после убийства эрцгерцога Фердинанда 28 июня атмосфере, 13 июля начался последний мирный поход императорского флота. После соединения сил Балтийского и Северного морей прошли учения в районе Скагена. 25 июля часть кораблей зашла с визитом в норвежские фьорды, но вечером 26-го им пришлось сниматься с якоря, потому что Австро-Венгрия тем временем обьявила ультиматум Сербии и политическая ситуация стала острой. 27 июля весь флот собрался на широте мыса Скуденес. Для того, чтобы не произошло провокаций, по приказу Кайзера, корабли вернулись в родные порты и были приведены в состояние повышенной готовности.

 

БОЕВЫЕ ПОХОДЫ 1914-1916 гг.

 

Первое применение "Von der Tann" состоялось ещё до объявления войны, когда 31 июля 1914 он с крейсером "Cöln" выходил до широты Юиста в качестве резерва сторожевого охранения на линии Вангерооге - Гельголанд - Эйдер, состоящего из легких крейсеров "Mainz", "Stralsund" (по некоторым данным + "Kolberg") и 6-й флотилии миноносцев. На его борту находился контр-адмирал Тапкен, который был назначен начальником охранения Немецкой бухты. В тот же вечер крейсер вернулся на рейд Шиллиг и бросил якорь рядом с "Seydlitz" и "Moltke".

Вечером следующего дня, 1 августа, на 2 августа была обьявлена мобилизация. Еще один день прошел спокойно, а 4 августа Великобритания объявила войну Германи. Некоторое время прошло в ожидании нападения, а 20 августа "Von der Tann" отправился в плавучий док для очистки и окраски подводной части.

28 августа 1914 г. после боя у Гельголанда он принял участие в запоздалом выходе вслед отходящим английским линейным крейсерам. "Von der Tann" стоял на рейде Вильгельмсхафена со следующими кораблями: минный заградитель "Kaiser"; малый крейсер "Kolberg"; большие крейсера "Seydlitz" и "Moltke"; линкоры "Ostfriesland", "Oldenburg", "Thuringen", "Prinzregent Luitpold", "Kaiserin", "Kaiser" и "König Albert". В 09.20 поступили сообщения о присутствии легких сил противника в Гельголандской бухте и был дан приказ срочно разводить пары. В 11.55 "Von der Tann" поднял якорь и вышел на рейд Шиллиг, где в 13.00 стал на якорь и ждал дальнейших распоряжений. Через десять минут пришла радиограмма от малого крейсера "Mainz": "преследуют вражеские крейсера". Через минуту, в 13.11, контр-адмирал хиппер приказал: "Von der Tann" и "Moltke" немедленно выйти на поддержку, флагманский "Seydlitz" последует за ними по мере готовности, так как в данный момент он производил ремонт одного из конденсаторов. "Von der Tann" и "Moltke" сразу вышли в море и в 15:25 увидели горящий малый крейсер "Ariadne". Время от времени можно было увидеть на его борту взрывы - видимо, взрывался готовый к использованию боекомплект. Рядом стояли "Danzig" и "Stralsund", ведя спасение оставшихся в живых. "Von der Tann" и "Moltke" получили приказ ждать в непосредственной близости от "Ariadne", и до прибытия "Seydlitz" не предпринимать ни каких действий. В 15.57 т "Ariadne" опрокинулся и в 16.05 затонул. В 16.10 на юго-востоке показался "Seydlitz" и в 16.20 все три больших крейсера на расстоянии 800 м друг от друга со скоростью 15 узлов направились на NNW. Через полчаса, не обнаружив противника, крейсера повернули назад в Вильгельмсхафен и в 20.20 бросили якорь на рейде Шиллиг.

С 5 по 9 сентября "Von der Tann" стоял на верфи в Вильгельмсхафене, где проходил ремонт котлов. 25 сентября были сделаны приготовления для перехода по каналу в Киль, но он был отменен и до начала ноября ничего особенного не произошло.

2 ноября 1914 года в 16.00 I и II разведгруппы снялись с якоря и вышли в Северное море для выполнения "боевой задачи 19" - бомбардировки Грейт-Ярмута (операция J-1). "Von der Tann" шёл под флагом контр-адмирала Тапкена, 3-го адмирала соединения. При восходе солнца на следующее утро в 07.45 в 200 м на траверзе правого борта корабля был обнаружен буй Smith's Knoll. Курс был продолжен по направлению к побережью и в 08.15 слева была замечена британская торпедная канонерка "Halcyon". Через две минуты "Seydlitz", "Straßburg", затем "Moltke", "Blücher" и "Graudenz" открыли по ней огонь; Однако "Von der Tann" не стрелял, чтобы не мешать стрельбе других. Еще через минуту, в 08.18, появились два британских эсминца. После этого, в 08.31, был открыт огонь по "Halcyon" пятью залпами с дистанции 11200 до 13600 м. Несмотря на два накрытия, попаданий не было.

Из воспоминаний артиллерийского офицера "Von der Tann" корветтен-капитана Маргольца.

 

С приближением "Halcyon" сделал сигнал распознавания, однако, к сожалению, вместо того, чтобы ответить тем же сигналом и выиграть время для сближения, флагман открыл огонь слишком рано. Из-за непонятых сигналов, "Moltke", "Blücher", "Graudenz" и "Straßburg" также открыли огонь по "Halcyon" и только этому обстоятельству небольшое судно обязано своей жизнью, так как огонь пяти кораблей по одной мишени с пяти различных направлений не мог быть успешным. "Von der Tann" не участвовал в этом обстреле и открыл огонь уже по берегу в 8.21. Целью для корабля были назначены береговые батареи в Грейт-Ярмуте, но их не было видно, была только распознана высокая дымовая труба, и направление определили так, что огонь нужно было вести с отклонением по отношению к этой трубе. Тогда на борту еще не было никаких механизмов управления огнём. Дальность была определена навигационным офицером по карте и с этими неопределенными данными, с сокращением по 800 м, первый залп был дан на 19000 м, так что огонь в любом случае был бы коротким из за плохой видимости и неточности измерения дальности.

 

В 08.35 огонь был прекращен и соединение направилось домой. До и во время обстрела малый крейсер "Stralsund" выставил у побережья в общей сложности около 120 мин. Из-за тумана на реке Яде корабли не рискнули войти и 4 ноября в 12.45 стали на якорь вблизи плавучего маяка "А", и только в 16.30 перешли на рейд Шиллиг.

В то же время три британских подводных лодки - "E10", "D3" и "D5" - вышли в море, когда пришло известие о немецком налете, но не смогли обнаружить противника, кроме того, одна из них, "D5", погибла на дрейфующей мине в 10.25 к югу от Крос-Сенд.

На этом этапе войны, служба немецких больших крейсеров в основном чередовалась между стоянкой на якоре на рейде Вильгельмсхафена и в готовности к выходу на рейде Шиллига. Периодически проводились учения в Гельголандской бухте, например, 20 ноября, во время которого малый крейсер "Stralsund" нес разведывательный гидросамолет. С 29 ноября до 10 декабря "Von der Tann" находился на имперской судоверфи в Вильгельмсхафене.

6 декабря 1914 г. командир "Von der Tann" в своем рапорте командованию флота предложил поручить его кораблю вести войну с торговыми судами союзников в Атлантическом океане. Однако это предложение не было реализовано.

15 декабря 1914 года в 04.00 1-я разведгруппа покинула рейд Шиллиг для проведения боевой задачи 20 (бомбардировка Скарборо, Уитби и Хартлпула, операция J-2). В этой операции участвовали: "Seydlitz", "Moltke", "Blücher", "Von der Tann", "Derflinger" и "Kolberg". В 07.35 на следующее утро "Von der Tann", "Derflinger" и "Kolberg" отделились для операции против Скарборо и Уитби, в которой "Von der Tann" направился в сторону залива Робин Гуда. В 09.00 на расстоянии всего 1 мили увидели замок Скарборо и в 09.05 оба линейных крейсера открыли огонь. В 09.11 они повернули на север и в 09.23 прекратили огонь и направились со скоростью 23 узла в сторону Уитби. В 10.06 был открыт огонь по городу. Хотя условия были значительно лучше, чем в Грейт-Ярмуте, и крейсера находились всего в 1 миле от берега, корветтен-капитан Маргольц снова посетовал на отсутствие системы управления стрельбой, так как он постоянно должен был давать расчётам угол и описание цели. Он утверждал, что более тщательная подготовка дала бы лучшие результаты: "Даже если эти прибрежные бомбардировки уничтожение определенных военных объектов рассматривали только в качестве вторичной цели, то следовало произвести подготовку к этой самой вторичной цели. В этом случае можно было избежать обвинений в нелегитимности и жестокости такой бомбардировки" (крейсера были прозваны британской печатью "убийцами детей"). Бомбардировка закончилась в 10.13, после чего "Von der Tann" и "Derflinger" направились на рандеву с остальной частью 1-й разведгруппы.

С помощью радиоперехвата англичане были осведомлены о немецкой операции и отправили в море 1-ю эскадру линейных кораблей, 2-ю эскадру линкоров, 3-ю крейсерскую эскадру и 1-ю эскадру лёгких крейсеров. В это же время весь германский Флот Открытого Моря направлялся на восток для поддержки разведгруппы Хиппера и англичане оказались между двумя немецкими группами, так что германский план отрезать часть британского флота почти удался, но, когда в 06.30 передовой отряд столкнулся с британскими эсминцами, адмирал фон Ингеноль, опасаясь присутствия всего британского флота и следуя указаниям императора избегать генерального сражения, повернул назад, оставляя Хиппера без поддержки. Теперь тот мог оказаться лицом к лицу с превосходящими силами противника. Но и этого не произошло. Разведгруппа обошла вокруг северного края Доггер-банки, и избежала ловушки. И британцы и немцы упустили прекрасную возможность сократить флот противника.

Командир "Von der Tann", капитан-цур-зее Макс Хан, не желая критиковать своих начальников, писал в своём фронтовом дневнике: "11:00 утра. BDA сообщает о завершении задачи, наше положение и ход больших крейсеров и "Кольберга" - к основному соединению. В это время было важно как можно быстрее узнать положение и ход нашего собственного соединения. Несмотря на исходящий вопрос (11:10 утра) ответ был получен только в 1.45. Поэтому наши корабли, которые остались далеко в тылу, были без информации о своих главных силах."

17 декабря в 09.05 "Von der Tann" бросил якорь на рейде Фослапп. В тот же день крейсер ушёл на верфь в Вильгельмсхафене для ремонта и оставался там до 21 декабря.

25 декабря 1914 г. при изменении порядка подчиненности в 1-й разведывательной группе должность 3-го флагмана была упразднена, поэтому "Von der Tann" следующие два года входил в состав 1-й разведывательной группы на правах рядового корабля. Лишь с 28 февраля по 3 марта 1915 г. командующий 1-й разведывательной группы поднимал свой флаг на его борту.

27 декабря были готовы планы дальнейших операций, но из за плохой погоды запланированная на 22 января 1915 операция №21 была отложена до 6 или 7 февраля и в 16.00 крейсер отправился на императорскую судоверфь в Вильгельмсхафене для ремонта, который продолжался до 3 февраля, и поэтому он пропустил сражение у Доггер-банки 24 января 1915 г. По окончании работ с последующим докованием 25-28 февраля 1915 года, Хиппер и его штаб прибыли на крейсер для приёмки результатов. 2 марта последовали учения в Немецкой бухте и 3 марта Хиппер и штаб покинули корабль. 25-29 марта крейсер стоял на швартовах в южной гавани Вильгельмсхафена.

29 марта 1915 года в 09.25 "Von der Tann" вышел из южной гавани в море для участия в операции № 25 (поход до района севернее банки Терсхеллинг). Это была первая операция под руководством нового командующего флотом адмирала фон Поля. В полдень 1-я разведгруппа: "Moltke", "Derflinger" и "Von der Tann" прошла плавучий маяк "Außer Jade". Курс лежал на NW к Норденаю, затем на NE, до поворота на SE в 19.00. 30 марта в 02.06 "Von der Tann" снова бросил якорь на рейде Шиллиг.

Во время войны отдельные корабли и соединения немецкого флота часто ходили на учения в западную часть Балтийского моря. В полночь 4 апреля "Von der Tann" снялся с якоря и последовал вслед за "Derflinger", "Seydlitz" и "Moltke" к Эльбе. В 06.15 5 апреля они прибыли в Брунсбюттель и в 06.35 в тумане вошли в канал Кайзера Вильгельма. Переход через канал, как правило занимал двенадцать часов, и в 18.10 крейсера прибыли в Хольтенау, в 18.43 "Von der Tann" ошвартовался у буя A13 в Кильской гавани. В течение следующих шести дней корабль проводил упражнения в торпедной и артиллерийской стрельбе, и 11 апреля в 08.15 приступил к возвращению в Северное море, так как планировалось провести операцию минирования в новолуние. Переход был отложен из-за тумана в Северном море, но 13 апреля в 05.15 соединение прибыло на рейд Шиллиг.

17 апреля в 20.50 "Von der Tann" в составе 1-й разведгруппы вышел в море, чтобы прикрыть операцию минирования у Сварте-банке (Операция № 26) крейсерами "Straßburg" и "Stralsund". На следующее утро II разведгруппа и IX флотилия миноносцев были замечены в 10 милях впереди и в 11.00 1-я разведгруппа присоединилась к основным силам. В тот же вечер в 18.00 "Von der Tann" бросил якорь на рейде Шиллиг.

21 апреля в 23.45 "Von der Tann" снялся с якоря и с 1-й разведгруппой вышел вышел в море впереди главных сил в поход в направлении Доггер-банки, на следующий день корабли вернулись, не встретив противника.

4-8 мая и 12-16 мая крейсер ремонтировался на верфи, а 17 мая вышел в море с 1-й разведгруппой, чтобы прикрыть операцию минирования на Доггер-банке (Операция № 28), в ходе которой малые крейсера "Stralsund" и "Regensburg" выставили минные заграждения. Во время этой операции подорвался на мине малый крейсер "Danzig". 18 мая в 18.30 "Von der Tann" бросил якорь на рейде Шиллиг, а 29 мая вышел с разведгруппой в Немецкую бухту до района на 50 миль севернее Шиэрмонникога, чтобы прикрыть выход в рейд вспомогательного крейсера "Meteor". На следующий день в 19.25 "Von der Tann" вернулся на рейд Шиллиг.

2 июня "Von der Tann" вновь отправился на верфь и оставался там до 23 июня, включая докование 19-23 июня. 25 июня крейсер направился к Эльбе и ночью 26-го начал переход по каналу в Киль, куда прибыл в 15.25. Учения, в том числе артиллерийские, продолжались до 2 июля, когда крейсер ушёл назад на Эльбу через канал, после чего была возобновлена служба в готовности на рейде Шиллиг. Следующий текущий ремонт на верфи был выполнен 19-24 июля.

В понедельник, 2 августа 1915 "Von der Tann" снялся с якоря и перешёл на рейд Альтенбах в Брунсбюттеле. На следующий день он вошёл в канал, направился в Балтийское море и в 19.10 ошвартовался у буя A10 в Киле. Затем последовали учения с 4 по 6 августа. Здесь 1-я разведгруппа получила приказ идти в восточную балтику для поддержки операции по прорыву в Рижский залив. Соединению предписывалось патрулировать к западу от залива и прикрывать операцию от возможной атаки новых российских дредноутов, если они попытаются вмешаться. 6 августа в 18.30 I и II разведгруппы вышли из Киля и направились на восток и утром 8-го августа, в день планируемого прорыва в залив, прибыли к острову Эзель. Утром 9 августа соединение стало патрулировать зигзагами к западу от острова Готска Сандо. (При этом 8 августа в 20.40 "Von der Tann" получил сообщение от верховного командования (вице-адмирал Шмидт), что операция прекращена.)

9 августа в 12.34 адмирал Хиппер получил приказ утром 10 августа обстрелять остров Утэ. Обстрел острова был поручен легкому крейсеру "Kolberg". 10 августа в 02.50 1-я разведгруппа направилась к Утэ. В 5 ч. 00 м. "Kolberg" и сопровождавший его миноносец 9-й флотилии "V.28" находились у маяка острова Утэ. В 05.15 "Kolberg" сообщил о двух российских эсминцах, выходившие из шхер. Последние тотчас же повернули и зигзагообразным курсом пошли обратно к Утэ. "Kolberg" в 5 ч. 24 м. с расстояния 10000 м (54,6 каб.) открыл огонь по эскадренным миноносцам и попал в концевой из них, но через несколько минут противник уже вышел за пределы дальности огня. Хиппер, следовавший на некотором расстоянии с крейсерами 1-й разведывательной группы, вместо занятого боем с русскими эскадренными миноносцами "Kolberg" выслал для обстрела Утэ "Von der Tann". В 05.27 "Kolberg" донёс о присутствии большого 4-трубного корабля за островом, который был опознан, как русский броненосный крейсер "Баян" (на самом деле на рейде Видшер (севернее Утэ) стоял броненосный крейсер "Громобой"). Несмотря на узость фарватера и возможность наличия неизвестных минных заграждений, в 05.40 "Von der Tann" приблизился к острову на 7 500 м (41 каб.), в 05.56 повернул на западный курс, левым бортом к предполагаемой цели, и с расстояния 15 000 м (82 каб.) открыл огонь тяжелой артиллерией по крейсеру, стоявшему за островом и теперь начавшему удаляться, а средним калибром - по уходившим эсминцам. С крейсера могли видеть только мачты и часть надстроек крейсера противника, но этого было достаточно для недавно установленного указателя направления огня.

Корветтен-капитан Маргольц посетовал, что на "Von der Tann" не было крупнокалиберных фугасных снарядов, а бронебойные зарывались глубоко в землю, в результате чего они вырывали много камней и грязи, но оказывали мало влияния на пушки, производя только много жертв среди прислуги.

В 05.59 неожиданно в бой вступили три другие береговые батареи, так как они были связаны между собой, и через минуту крейсер перенёс огонь на них. Хотя они были вооружены орудиями среднего и малого калибра, но ввиду сравнительно небольших дистанций их залпы ложились хорошо и в 06.02 "Von der Tann" получил попадание в нижнюю часть передней трубы. Попадание причинило лишь незначительные повреждения и обошлось без потерь в людях.

В 06.05 "Kolberg" сигнализировал об обнаружении "погруженной подводной лодки противника в поле зрения", и поэтому "Von der Tann" отвернул на обратный курс (SSE½E) и стал менять скорость, чтобы не дать пристреляться российским батареям. Одну батарею за другой подавили, и в 06.12 они прекратили огонь. "Von der Tann" вновь перенёс огонь на вражеский крейсер, отошедший на 18 000 м (98,5 каб.), а затем на маячную башню острова и радиостанцию. В 06.20 огонь был прекращен. В общей сложности было израсходовано шестьдесят два 28-см бронебойных и восемьдесят 15-см фугасных снарядов.

Из воспоминаний артиллерийского офицера "Von der Tann" корветтен-капитана Маргольца.

 

Наблюдение падения снарядов было затруднено, так как из-за высоты земли была видна только верхняя часть столбов воды, и за ними не всегда можно было рассмотреть надстройки противника. Поэтому наблюдение было предоставлено исключительно вспомогательному наблюдателю [на мачте]. Казалось, на "Баяне" были совершенно не готовы к появлению немецких тяжелых сил - он ещё стоял на якоре, однако при появлении "Von Der Tann" он быстро снялся и двинулся в направлении шхер, что неблагоприятно сказалось на прицеливании. Точка прицеливания на берегу оказалась вне линии, а с позиций пушек надстройки [мишени] было видно еще меньше, чем из рубки. Это чрезвычайно затруднило стрельбу и, несмотря на использование рассеяных залпов, не наблюдалось никакого успеха, а затем, ещё не пристрелявшись, огонь пришлось прекратить из-за вмешательства береговых батарей. Перенос огня на сухопутные батареи, благодаря указателю направления, прошёл гладко и вскоре цель была накрыта прямой наводкой. При сравнительно небольшом расстоянии в 7000-8000 м указатель мог четко выделить отдельные орудия батареи, по которым открыли огонь из пушек. Одна из них получила прямое попадание, её ствол подбросило вверх, сорвав со станка. Батарея была подавлена, и можно было заняться следующей целью. Из-за опасности подводных лодок [русская подводная лодка "Дракон"] корабль сделал поворот и теперь к тяжелой артиллерии присоединились средние пушки левого борта, ведя огонь по двум другим береговым батареям, которые вскоре замолчали. При изменении цели я увидел, что один ствол поверженной батареи снова сверкнул, и повернул к ней указатель поворота. Одного залпа было достаточно, чтобы заставить замолчать эту мужественную пушку.

Тем временем средняя артиллерия перенесла огонь на два миноносца, идущих в шхеры на расстоянии 10000-11600 м, а затем, когда они скрылись в шхерах, - на береговые батареи. После того, как все батареи замолчали, огонь был перенесён на "Баян", который уходил из шхер на высокой скорости и был виден только с позиции артиллерийского наблюдателя [на мачте]. В то же время расстояние достигло 18000 м и корабль противника представлял слижком малую цель. Попаданий не наблюдалось, и так, как "Von Der Tann" приближался к предполагаемому минному заграждению, мы отвернули и направление огня перешло в кормовой сектор, в котором было сделано ещё пару залпов по сигнальной станции.

 

 

Корабль выполнил свою задачу. За исключением обстрелянных целей, других не было видно, и, кроме того, возрастала опасность от подводных лодок. Не только "Kolberg" видел перископ и пытался таранить подводную лодку, но и оба сопровождавших "Von der Tann" эскадренных миноносца - "S.31" и "G.197" видели и обстреляли перископ, а с "Seydlitz" прожектором сообщили, что видят подводную лодку. Действительно, здесь находились на позициях: в 4 милях к югу от Утэ подводная лодка "Крокодил" и далее в 10 милях подводная лодка "Кайман" (типа "Крокодил"), пытавшаяся, но без успеха, атаковать противника. Поэтому вице-адмирал Хиппер прекратил операцию. В 08.00 обе разведгруппы взяли курс на юг, 1-я пошла для пополнения угля в Путцигер-Вик (Данциг залив), где 11 августа в 06.30 "Von der Tann" стал на якорь.

"Von der Tann" оставался в Путцигер-Вик до 15 августа 1915 года, когда в соответствии с оперативным приказом в 03.00 крейсер вышел для участия во "2-й операции против Рижского залива". 16 августа в 03.45 1-я разведгруппа начала ходить зигзагами у балтийских островов и продолжала эволюции в течение 17 и 18 августа. 18 августа к 10.00 на "Von der Tann" оставалось 1750 тонн. С 19 августа с 03.00 1-я разведгруппа ходила зигзагами примерно в 20 милях к югу от плавучего маяка "Сарычев" на широте острова Церель. В 07.19 "Moltke" был торпедирован британской подводной лодкой "E1" и соединение со скоростью 15 узлов покинуло опасный район курсом на северо-запад. В 08.00 разведгруппа повернула назад на базу и с той же скоростью направилась курсом SSW. 20 августа в 04.20 "Von der Tann" с другими кораблями стал на якорь в Путцигер Вик для пополнения запасов угля.

Тем не менее, участие крейсера в операции еще не было закончено. В тот же вечер, 20 августа в 20.00, "Von der Tann" и "Seydlitz" направились на север, чтобы продолжить поддержку вторжения в Рижский залив и патрулировали у входа в залив примерно до 17.30 21 августа, после чего направились в Киль, где 23 августа в 05.30 "Von der Tann" ошвартовался у буя.

Крейсер оставался в Киле с 23-28 августа, где грузил уголь и продовольствие, а также был выполнен ремонт передней трубы. В 04.13 он отправился в Хольтенау, окуда по каналу перешёл обратно в Северном море, и в 21.40 уже был у причала A4 в Вильгельмсхафене. Он оставался в Вильгельмсхафенской гавани до 5 сентября, затем перешёл на свою привычную позицию на рейде Шиллиг.

8 сентября "Von der Tann" выходил в Гельголандскую Бухту, чтобы прикрыть операцию миноносцев V и IX флотилий.

11 сентября 1915 года в 20.15 "Von der Tann" снялся с якоря и с 1-й разведгруппой вышел в море в соответствии с оперативным приказом № 30. В ходе этой операции малые крейсера "Stralsund" и "Regensburg", начав в 02.00, выставили несколько минных заграждений возле Сварте-банки. В 05.40 линейный крейсер сделал поворот таким образом, что в 06.00 I и III эскадры находились в поле зрения впереди. Обратная часть пути прошла без приключений и 12 сентября в 20.50 "Von der Tann" бросил на якорь на рейде Вильгельмсхафена.

После этой операции крейсер 21-23 сентября стоял в Вильгельмсхафенской гавани. 7 октября последовал короткий выход в Северное море, чтобы поддержать рейд миноносцев, а после возвращения, "Von der Tann" отправился на верфь для ремонта, который продолжался с 7 по 18 октября 1915 года.

19 октября в 16.35 "Von der Tann" снялся с якоря и вышел из Яде, следуя в Немецкую бухту за линкорами "Posen", "Nassau" и "Westfalen". В 22.38 операция была отменена и в 04.42 20 октября крейсер снова стал на якорь на рейде Шиллиг.

Еще один поход в Северное море с 1-й разведгруппой (попытка прохода в минном заграждении восточнее банки Амрум) последовал 23-24 октября. С 24 по 27 октября корабль стоял в Вильгельмсхафенской гавани. Затем 4 ноября он был отправлен на императорскую судоверфь в Вильгельмсхафене и оставался там до 9 ноября, на этот раз для ремонта левой кормовой турбины. 16 ноября на крейсере проводились испытания "противо-балонной пушки", таким образом, можно предположить, что к этому времени были установлены некоторые из новых 8,8-см зениток. 24 ноября "Von der Tann" отправился на учения на Балтику, перейдя по каналу в Киль, где ошвартовался у буя A13 в 15.18. Обучение в Балтийском море продолжалось до 4 декабря 1915 года, и 5 декабря крейсер прошёл короткое обслуживание на верфи в Вильгельмсхафене, после чего продолжил дежурство на рейде Шиллиг, нарушенное лишь коротким выходом в Немецкую бухту 30 декабря.

Стоит отметить, что осенью 1915 г. корабль принял участие в испытании базирования на корабле гидросамолёта FF-29. Для этих целей в корме был сооружён временный деррик-кран.

1916 год начался спокойно и с крейсером за январь не произошло ничего особенного, если не считать визита на верфь 8-9 января, а также учений в Бухте 17 января. 2 февраля "Von der Tann" и "Derflinger" выходили в море на поиски пропавшего дирижабля L19, но к вечеру вернулись на рейд Шиллиг без результата.

5 февраля 1916 г. командир крейсера Макс Хан отправился командовать новым линкором "Bayern", его сменил на посту Ганс Ценкер. Старшим штурманом был О. Гросс, в 20-х годах издавший официальное германское описание событий первой мировой войны на море "Der Krieg zur See 1914-18.", переведенное в 1924 г. на русский язык и считающееся самым полным и объективным.

С назначением командующим вице-адмирала Шеера в январе 1916 года, флот начал готовить программу серьёзных операций. Первой из них стал выход II, VI и IX флотилий миноносцев во главе с малым крейсером "Pillau" к Доггер-банке в ночь на 10-11 февраля 1916 года. 1-я разведгруппа осуществляла дальнюю поддержку. Результатом было потопление британского шлюпа "Arabis". 28 февраля последовали учения в Гельголандской бухте. Корабли оказались в поле зрения британских подводных лодок, но на "Von der Tann" вовремя заметили след вражеской торпеды.

3/4 марта "Von der Tann" был одним из кораблей, которые вышли в море, чтобы прикрыть возвращение рейдера "Möwe".

На следующее утро был получен оперативный приказ Gg 1180/0 (Gg означало Ganz Geheim, или "Совершенно секретно"). 5 марта в 20.30 "Von der Tann" вышел с 1-й разведгруппой со скоростью 15 узлов. Целью было нарушение судоходства союзников в Хоофдене, райне моря у Голландии. Снова основная угроза исходила от подводного оружия и флаг "М", указывающий на замеченную мину, встречался много раз. На обратном пути 7 марта также были замечены подводные лодки противника. Около полудня 7 марта "Von der Tann" вернулся в Вильгельмсхафенскую гавань.

16-25 марта корабль прошёл очистку котлов и различные ремонтные работы в Вильгельмсхафенском доке IV. 31 марта он вышел в море с новым большим крейсером "Lützow" встречать малый крейсер "Rostock" и II флотилию эсминцев, возвращавшихся с операции, а 1 апреля снова стал на якорь на рейде Шиллиг. 16 апреля 1-я разведгруппа выходила встречать 2-ю разведгруппу, после чего вернулась на рейд Вильгельмсхафена и приступила к погрузке угля.

Поздно вечером 20 апреля 1916 года радиостанция в Ноймюнстере сообщила, что, согласно перехваченным сообщениям, вечером из Ферт-оф-Форта вышло соединение линкоров и крейсеров. На самом деле это было направляющийся к Каттегату отряд крейсеров, но Шеер полагал, что это была ожидаемая атака на базу дирижаблей в Тондерне, и 21 апреля приказал боеготовым силам выйти в море. После краткого выхода "Von der Tann" в 09.10 вернулся на рейд Шиллиг, но в тот же вечер, в 21.10, снова вышел в море в район плавучего маяка Хорнс-риф вместе с "Seydlitz" и "Lützow". 22 апреля в 00.25 малый крейсер "Graudenz", флагман 2-й разведгруппы, подорвался на мине в 15 милях к SW от плавучего маяка "Amrum-Bank". I и II разведгруппы изменили курс, прежде чем продолжить продвижение к востоку от Амрум-банки. Около 05.40 соединение было отозвано, и в 13.03 "Von der Tann" снова бросил якорь на рейде Шиллиг.

Следующим важным мероприятием был обстрел британских городов Лоустофт и Грейт-Ярмут. 24 апреля в 10.50 "Von der Tann" снялся с якоря и с 1-й разведгруппой вышел из Яде на скорости 18 узлов. Был взят курс на запад, затем на север вокруг британских минных полей, однако в 15.47 флагман контр-адмирала Бёдикера "Seydlitz" наскочил на мину и был отправлен обратно в Вильгельмсхафен. В тот же день было замечено несколько торпедных следов и подводных лодок. В 04.00 на следующее утро в 16 милях к WSW появился в поле зрения маяк Лоустофт и в 05.15 был открыт огонь по городу. По Грейт-Ярмуту "Von der Tann" огонь не открывал, потому что были плохие погодные условия. Однако он выпустил семнадцать 28-см снарядов по легким крейсерам коммодора Тэруитта с расстояния от 14000 и 15800 м. В общей сложности "Von der Tann" выпустил пятьдесят один 28-см, восемнадцать 15-см и три 8,8-см снаряда. 25 апреля в 18.07 крейсер прошел маячное судно "Jade" и в 18.45 прибыл в Вильгельмсхафен. С 25 до 29 апреля крейсер стоял в Вильгельмсхафенской гавани, затем вернулся на рейд Шиллиг.

3 мая 1916 "Von der Tann" вышел в Немецкую бухту, чтобы прикрыть возвращающиеся дирижабли. На следующий день была предпринят поход севернее маяка Хорнс-риф, в ходе которого 5 мая в 02.58 эскортные силы обстреляли вражескую подводную лодку. В середине дня "Von der Tann" бросил якорь на рейде Вильгельмсхафене. 11-15 и 19-22 мая он находился в ремонтной гавани в Вильгельмсхафене.

 

 

ЮТЛАНДСКАЯ БИТВА

 

В среду 31 мая 1916 в 03.10 "Von der Tann" снялся с якоря и вышел в море в составе I разведгруппы, как тактический номер 5. Командиром крейсера был капитан-цур-зее Ценкер.

После выхода в море 1-я разведгруппа взяла курс на север со скоростью 15 узлов и Хиппер приказал держать расстояние между кораблями не менее 800 м. В 12.00 прошли линию голландских траулеров и вскоре видимость снизилась до 400 м. Позднее она улучшилось до 1500 м.

В 15 ч. 10 м. лёгкие силы противников обнаружили друг друга и вступили в бой. В 15.30 "Von der Tann" получил сообщение от малого крейсера "Elbing", что тот обнаружил вражеские крейсера. Через некоторое время, в 16.46, миноносец "B109" сообщил, что британский сигнал распознавания был "PL".

В 16 ч. 30 м. На британском линейном крейсере "Lion" обнаружили пять германских крейсеров, идущих на северо-запад со скоростью 25 узлов. Незадолго до этого опознали противника и немцы. Имевший задачу навести британские линейные крейсера на главные германские силы, вице-адмирал Хиппер решил дать бой на отходе. В 16.30 он отдал приказ: "подготовить корабли к бою". Теперь наступила пауза, крейсера вице-адмиралов Битти и Хиппера приближались друг к другу, все находились в напряжении.

16 ч. 40 м. Хиппер построил свои линейные крейсера в строй пеленга и лег на курс 135°, увеличив ход до полного, начал отходить на свои главные силы, что впоследствии получило название "бег на юг".

В свою очередь вице-адмирал Битти с шестью линейными крейсерами, чтобы выяснить присутствие немецких линейных кораблей, решил преследовать противника. Он также построил линейные крейсера в строй пеленга, лег на параллельный немцам курс, приказав отставшей 5-й эскадре линейных кораблей увеличить ход до 25 узлов, но не стал выжидать её приближения, опасаясь упустить противника. Англичане находились западнее противника в светлой части горизонта и хорошо просматривались.

Хиппер приказал своим кораблям "разделить цели слева". "Von der Tann" был концевым кораблем боевой линии 1-й разведывательной группы, и это означало, что он должен был стрелять по "Indefatigable" — концевому в боевой линии англичан, который, в свою очередь, после распределения целей должен был стрелять по "Von der Tann".

В 16 ч. 48 м. обе эскадры одновременно открыли огонь, и залпы (по одному орудию в башне) загрохотали на всех 11 кораблях, шедших на юго-восток со скоростью 25-26 узлов. На дистанциях, изменяющихся от 9 000 до 16 000 м (50-85 каб.), благодаря благоприятным условиям освещения, стрельба немецких кораблей оказалась более быстрой и меткой.

"Von der Tann" открыл огонь по "Indefatigable" в 16 ч. 49 м, на минуту позже флагмана. В течение 16 минутной перестрелки "Von der Tann" выпустил 52 снаряда калибра 280 мм (7,9% боекомплекта) и 38 калибра 150 мм на дистанции, увеличивающейся с 12 300 м до 14 600 м (66-79 каб.), и есть предположение, что он добился пяти попаданий 280-мм снарядами (9,6% попаданий). "Indefatigable" не добился ни одного попадания из 40 выпущенных им по противнику снарядов калибра 305 мм.

Из воспоминаний артиллерийского офицера "Von der Tann" корветтен-капитана Маргольца.

 

Хотя мы по-прежнему шли курсом NW, английский адмирал выстроил свою линию к югу, чем заявил о своем намерении отрезать наши броненосные крейсера от линии отступления. Адмирал Хиппер последовал этому движению, используя, как наилучшую возможность навести силы противника на наши основные силы, находящиеся к югу. И теперь две колонны противников неуклонно приближались друг к другу. На большом расстоянии была замечена еще одна эскадра, которая, как позже выяснилось, была 5-й линейной эскадрой из четырёх кораблей типа Queen Elizabeth, самых мощных броненосцев в мире с вооружением из 38-см орудий. На английской стороне было превосходство более чем в два раза; однако, не было человека на борту, который не горел желанием приблизиться к противнику. Было огромное напряжение во всех умах, которое росло и не прекращалось, пока не был открыт огонь. В течение долгого времени я занимал свой пост на перископе индикатора направления и направил свою батарею и дальномеры на врага, который видел с пятнадцатикратным увеличением, и мог ясно разглядеть вражеские корабли. "Распределение огня слева" услышал я голос сигнальщика через бронированную щель, и медленно провёл перископом по неприятельской линии... Через некоторое время было приказано зарядить орудия, и в башнях были вдвинуты в стволы бронебойные снаряды, на которых были написаны мелом не слишком дружеские приветствия англичанам. Уточненное расстояние составило 16200 м, а затем, наконец, пришел приказ: "J.D. - Открыть огонь" и через секунду первый залп отправился в сторону врага. Почти в то же время можно было увидеть яркую вспышку и спиралевидное, желто-коричневое облако дыма, наборающее высоту над кораблем...

Точно посередине шестнадцатого деления [индикатора направления] находилась средняя труба крейсера Indefatigable, имя которого я тогда не знал, только распознал его тип. Под звук удара хронометра перед ним выросли четыре огромные фонтана, боковое отклонение было правильным, кормовая надстройка лежала на линии выстрела. "Восемь назад, четыре слева, один залп!" - была моя поправка. Во время полета я делал измерения с помощью EU, точно согласованным с индикатором. С таким качеством измерения теперь я ожидал "вилку", и вот высоко взметнулись четыре колонны воды, на мгновение закрывшие всю среднюю часть мишени. Все четыре падения были явно на поверхность воды, но, без сомнения, совсем рядом с целью. «Четыре вперед, один залп", и после ожидания, пока снаряды долетят, два упали рядом с противником, один за ним, четвертый я не видел, вероятно, было попадание (в журнале, указано, что в залпе было четыре выстрела). Бронебойный снаряд взрывается внутри и поэтому эффект можно увидеть только тогда, когда видны явные разрушения. Я старался не смотреть на попадания, строго придерживаясь наблюдений за падением выстрела. Мой молодой лейтенант на мачте также сообщил о попадании. "трансзональным, беглый!" - последовал приказ и залпы последовали в короткие промежутки времени - следующий следовал, пока снаряды предыдущего ещё находились в воздухе. Противник стрелял медленно (можно было ясно видеть вспышки залпов) и мог хорошо видеть падения своих снарядов. Тем не менее он не стрелял хорошо, и многие залпы упали далеко от цели - вероятно, они имели худшую видимость, чем у нас, и цвет нашего корабля затруднял наводку в туманной погоде...

Тем временем огонь Von der Tann был чрезвычайно успешным, и противник иногда полностью исчезал в окружающих его столбах воды. Когда Indefatigable был накрыт залпом, он, казалось, прекратил огонь и попытался зигзагом уйти от смертельного огня, но благодаря хорошей оптике, каждое его движение можно было четко распознать. Противник отвернул и я сразу изменил отклонение на 100 м вперед, он повернул ближе - 100 м назад и немного в сторону, к носу противника. В то время как залп был в стадии полёта, было указано новое положение для индикатора, и я сразу же определил смещение и отклонение вперед для новой позиции противника. Потом, через четырнадцать минут после открытия огня, вскоре после попадания залпа, в указатель поворота перископа я увидел гигантский взрыв в кормовой орудийной башне. Яркая вспышка пламени - и обломки судна были выброшены в воздух широкой дугой; казалось, это была крыша башни, сорванная внутренним взрывом. Следующий залп дал кораблю остальное - он попал в переднюю часть, и, вскоре после попадания, огромное черное облако дыма заклубилось с корабля, поднявшись в два раза выше мачт, и вражеский корабль исчез из поля зрения. Вероятно, загорелась нефть в бункерах. Для надёжности был дан ещё один залп в облако дыма, но вряд ли он достиг цели, которая уже исчезла в волнах. Хотя офицер-наблюдатель на мачте был уверен, что противник затонул, я был настроен скептически, потому что знал по опыту, насколько легко на таком расстоянии ошибиться, и люди часто видят то, что они хотят видеть. Только после того, как дым рассеялся, и ничего там не оказалось, а другой офицер снова заверил меня в потоплении противника, я убедился в результате и сообщил об успехе командиру. Ниже палубы новость о том, что противник взорвался, распространилась, как лесной пожар, и в моих наушниках я услышал восторженные крики людей.

 

 

Через три минуты после начала стрельбы, в 17 ч. 02 м. два или три снаряда с "Von der Tann" попали в "Indefatigable" возле грот-мачты или в районе кормовой орудийной башни, и над кораблем поднялось густое облако дыма. Вслед за тем он вышел из строя вправо (вероятно, вследствие повреждения рулевого привода или чтобы сбить наводку противника) с заметным креном на левый борт. Затем в 17 ч. 05 м. в него попало ещё два снаряда; один в бак, другой — в переднюю башню, и спустя тридцать секунд в его носовой части поднялся столб пламени и громадное облако густого черного дыма, в котором можно было рассмотреть различные крупные предметы, в том числе летевшую вверх дном шлюпку, корабль резко повалился на левый борт и перевернулся. Считается, что взорвались погреба кормовой башни, а затем и одной из средних. Когда дым рассеялся, "Indefatigable" на поверхности моря уже не было. Из всего экипажа в количестве 1017 человек (пятьдесят семь офицеров и 960 матросов) уцелело лишь двое, которые были позже подобраны немецким миноносцем "S.16".

Во время этой фазы битвы "Von der Tann" выпустил пятьдесят два 28-см и тридцать восемь 15-см снарядов. Двух подтверждённых и одного вероятного попадания добился с третьего залпа. Четвертый залп был накрытием и считается, что с попаданием. Тогда был дан приказ - "беглый огонь" - и все последующие залпы, за исключением восьмого, были с накрытием, но без попаданий. Дальнейшие попадания, как полагают, были в одиннадцатом, двенадцатом и тринадцатом залпах, а после десятого залпа "Indefatigable" перешёл на зигзагообразный курс. С двенадцатого залпа произошел взрыв в кормовой башне, а с тринадцатым - на миделе.

С уничтожением "Indefatigable" был отдан приказ сменить цель. Были произведены пятьдесят два выстрела с дистанции от 12300 до 16000 м по линейному крейсеру "New Zealand", который тотчас же перенес огонь с "Moltke" на "Von der Tann".

Между тем, в 17.08 британская 5-я крейсерская эскадра подошла сзади на расстояние выстрела и "Barham" открыл огонь по концевому немецком корабю, "Von der Tann", и всего через одну минуту, в 17.09, тот получил первый удар. 15-дюймовый снаряд с линкора "Barham" с дистанции 17300 м (93 каб.) попал в кормовую часть в районе 1-го отсека и разорвался на 7-м шпангоуте на стыке между плитами бортовой брони толщиной 100 и 80 мм, которые были разбиты и разорваны. В результате взрыва корма корабля качнулась вверх - вниз шесть или семь раз, корпус сильно завибрировал. Через пробоину внутрь корабля поступило около 600 т воды, создав крен 2° на левый борт.

Как сообщается в официальной немецкой истории, в 17.18 "Von der Tann" открыл огонь по британскому линкору "Barham" и в 17.23 попал в броневой пояс этого корабля. В это время сам он находился под огнем линейного крейсера "Tiger", который вёл огонь по нему вследствие ошибки при выборе цели, дистанция составляла 15 500 м (83 каб.). В 17.20 (согласно Гильдебранду в 17.51) "Von der Tann" получил 13,5-дюймовый снаряд (343-мм) в барбет башни "Альзен" (носовой). Снаряд разорвался около верхнего края барбета на броне толщиной 200 мм, образовав в ней пробоину размером 900 х 550 мм. Большой кусок брони барбета вдавился внутрь и заклинил носовую башню в положении 120° до конца боя. Пострадало восемь человек экипажа.

Вскоре после этого, в 17.23 (согласно Гильдебранду в 17.54), еще один 13,5-дюймовый снаряд с "Tiger" прошел через небронированный борт в районе 23-го шпангоута, главную палубу толщиной 25 мм, две небронированные переборки и разорвался в 1 м перед задней стенкой барбета кормовой башни "Culm" ниже главной палубы, имевшей в этом месте толщину 30 мм. Взрывной эффект был незначительным, только один человек в отделении ручного привода был убит и несколько тяжело ранены; также были убиты пять человек за пределами башни. В результате взрыва образовалась пробоина в барбете размером около 3,7 х 2,3 м, загнутые края которой заклинили башню на 3,5 часа. Осколками вывело из строя механизмы наводки и подъема снарядов.

Большие повреждения были нанесены легким конструкциям. Вывело из строя систему клапанов орошения. В уложенных под башней аварийных материалах для заделки пробоин возник пожар, густой дым и газы проникли через вентиляционные шахты, в результате чего в обоих помещениях управления машинных отделений невозможно было находиться в течение 20 минут. Пожар длился несколько часов и окутал дымом весь корабль. Снаряды этим взрывом повреждены не были, и только в рабочей камере в двух метрах от пробоины в барбете были повреждены два главных и два дополнительных заряда.

Вильсон дает несколько другую картину попаданий. Между 17 ч. 12 м. и 17 ч. 23 м. "Von der Tann" получил три попадания. Первый снаряд попал в его носовую башню, пробил броню и вывел башню из действия. Однако его разрывное воздействие было настолько незначительным, что из расчета башни пострадали немногие. Вероятно, это был обычный бронебойный снаряд. Если бы это был фугасный, "Von der Tann", возможно погиб. Второй снаряд временно вывел из действия кормовую башню. Третий снаряд с "Barham" попал в корму у ватерлинии и пробил броню, после чего затопило румпельное отделение, хотя рулевой привод не повредило.

В 17.24 огонь был перенесён на предыдущего противника, "New Zealand". Причиной переноса огня с более мощного линкора "Barham" было выведение из строя носовой и кормовой башен, и только два орудия левой бортовой башни "Von der Tann" могли стрелять по линкору. На его счастье, густой дым от вспыхнувших на нем пожаров скрыл его от "New Zealand" и британских линейных кораблей. В то же время "Von der Tann" непрерывно маневрировал, чтобы уклониться от подавляющих залпов 381-мм снарядов 5-й эскадры линейных кораблей англичан.

"New Zealand" был поражен один раз в 17.26 в 7-дюймовую броню башни "X" чуть выше уровня верхней палубы. Кусок брони около 30 см в диаметре на некоторое время заклинил башню. В верхней палубе была сделана пробоина 1 м в диаметре и начался пожар.

С 17.30 до 17.37 "Von der Tann" выпустил двадцать четыре снаряда по линкорам противника с расстояния от 15500 до 17000 м. Затем в 17.36 оба орудия башни "Bautzen" (правой) вследствие нагрева перестали накатываться, и башня замолчала. Поэтому в 17.37 огонь был вновь перенесён на крайний справа крейсер "New Zealand".

Всего за этот период "Von der Tann" выпустил 59 280-мм снарядов в "New Zealand" с дистанции от 12 700 м до 18 000 м (69-98 каб.) и 34 280-мм снаряда в "Barham" с 15 500-17 000 м (84-92 каб.), добившись по одному попаданию в каждый.

В 17.48 впереди в поле зрения появилась III-я эскадра Флота Открытого Моря, в 17.50 Хиппер приказал повернуть на север, и в 17.58 "Von der Tann" был на курсе WNW ("бег на север"), скорость была снижена с 26 до 23 узлов. При этом в 17.50 сообщили, что в бортовую угольную яму отсека IVB начала поступать вода. После поворота "Von der Tann" выпустил двадцать 280-мм снарядов из одного оставшегося орудия по крайнему кораблю слева, линейному кораблю "Malaya", бывшему от него на дистанции от 16 500 м до 20 000 м (89 - 108 каб.). В 18.13 он открыл также огонь средним калибром по появившемуся британскому эсминцу (либо "Onslow", либо "Moresby"), сделав пятнадцать выстрелов, добавив к ним также шесть выстрелов из тяжелой артиллерии, но в 18.18 орудия последнего правого орудия остающейся башни, "Düppel" (левой), расстреляли все оставшиеся в этот период боя снаряды, заработавшее левое орудие правой бортовой башни "B" также осталось без снарядов. Таким образом, следующие полчаса боя "Von der Tann" вообще не имел орудий главного калибра, способных вести огонь. Несмотря на это, капитан-цур-зее Ценкер оставил свой корабль в боевом строю, продолжая действовать только артиллерией среднего калибра для того,чтобы притягивать на себя часть неприятельской артиллерии и по моральным причинам.

В 18.56 поступило сообщение о том, что башня "Alsen" (носовая) может ограниченно использоваться в носовом секторе.

До 19.00 "Von der Tann" был способен развить 26 узлов - максимальную скорость соединения, но из-за постепенного затопления 1-го отсека в 19.08 поступило сообщение о том, что корабль мог дать только 23 узла. В дополнение к этому, топки котлов были не чищены с 03.00 и были забиты шлаком, а кочегары показывали признаки утомления. К 19.00 не удавались, а затем полностью провалились попытки дополнительного розжига нефтью.

В 19.22 и 19.32 с крейсера наблюдали большие взрывы в неприятельской линии - это гибли "Defence" и "Invincible". В то же время, в 19.30 башня "Düppel" (левая) снова была в боевой готовности.

В 20.12 поступил приказ 1-й разведгруппе атаковать противника, а затем в 20.14 - приказ действовать против головных кораблей противника. Немецкие линейные крейсера снова попали под сильный огонь и в 20.19 15-дюймовый (381 мм) бронебойный снаряд с линкора "Revenge" ударил по кормовой рубке. Трое матросов внутри башни были убиты осколками, а 3-й артиллерийский офицер, капитан-лейтенант Лангель - смертельно ранен. Трое других были тяжело ранены. Из матросов, занимающихся ремонтом повреждений башни "Culm", работавших снаружи на палубе, один был убит, а двое - тяжело ранены. Броня рубки не была пробита, но было много повреждений лёгкой надстройки, разрушен вентиляционный колпак, осколки и обломки вместе с дымом и газами проникли через вентиляционные шахты в правое переднее машинное отделение.

Итого (согласно Гильдебранду) во время боя "Von der Tann" получил пять попаданий снарядами крупного калибра.

В 20.21 снова был поднят красный вымпел 'Z' и немецкие миноносцы пошли в атаку, снимая нагрузку с сильно потрёпанных линейных крейсеров. В 20.26 "Von der Tann" с соединением повернул на курс SW, идя со скоростью 18 узлов, и в бою наступила пауза. В 20.30 пушки правой башни "Bautzen" снова могли стрелять. Вскоре кормовая башня "Culm" также была исправна. Затем в 20.36 Хиппер, оставивший тонущий "Lützow", подошёл на миноносце к борту "Von der Tann", но узнав о состоянии корабля, направился на "Moltke".

Пауза продолжалась до 21.19, когда снова прозвучал приказ "корабль приготовить к бою". В 21.24 противник открыл огонь с SSE с расстояния 9800-11000 м. Можно было ясно видеть четыре вражеских корабля и "Von der Tann" взял произвёл по одному из них восемь выстрелов из тяжелой артиллерии и пятнадцать - средним калибром. Попаданий с обоих сторон не было. В 23.13 было получено сообщение, что британский сигнал распознавания с полуночи будет «UA».

В 23.00 командующий флотом Открытого моря адмирал Шеер построил свои корабли в одну длинную колонну, в голове которой находился линкор "Westfalen", а линкоры-додредноуты II эскадры поставил в арьергарде. Так как "Von der Tann" не мог развить более 18 узлов и приходилось часто чистить топки, в ночное время он был прикреплён к концу немецкой линии, за II эскадрой. За ним следовал искалеченный "Derflinger", который мог стрелять только из половины своих орудий.

В 03.12 наблюдался мощный взрыв: это была гибель от торпеды броненосца "Pommern", и в 03.27 слева по борту были видны его тонущие обломки.

В 03.42 слева был замечен торпедный след, и крейсер, уклоняясь, вышел из линии вправо.

В 04.24 Шеер приказал 1-й разведгруппе разойтись. "Von der Tann" со скоростью 22 узла направился в промежуточную точку С. В 05.40 он получил приказ присоединится к "Moltke". Когда "Von der Tann" и "Derflinger" проходили мимо линии, в 06.20 линкор "Ostfriesland" подорвался на мине и крейсера отвернули прочь.

Колонна прошла позади британского арьергарда к протраленному фарватеру у плавучего маяка Хорнс-риф.

1 июня в 14.02 "Von der Tann" прошел плавучий маяк "Außen Jade", и в 14.50 прибыл на рейд Вильгельмсхафена, а в 17.15 вошёл в южную гавань.

Всего во время боя "Von der Tann" израсходовал 170 280-мм снарядов (26% боекомплекта) и 98 150-мм, причем последние в основном по эсминцам. Большим недостатком артиллерии главного калибра "Von der Tann" было то, что обе его бортовые башни не могли увеличить угол возвышения стволов орудий до 20°. Это обеспечило бы ему большую дистанцию стрельбы, чем у любого другого корабля 1-й разведывательной группы, что очень пригодилось бы во время "бега на север". В довершение к выходам из строя башен уголь низкого качества вызвал в топках котлов повышенное шлакообразование, и к концу дня его скорость, пока топки не почистили, не поднималась выше 18 узлов. В бою крейсер потерял 11 человек убитыми и 35 ранеными. (4,6% численности экипажа).

Повреждения германского линейного крейсера "Von der Tann"
(Пузыревский К. П. - Боевые повреждения и гибель кораблей в Ютландском бою.)

 

 В 17 часов 06 минут (По германскому времени) германские линейные крейсеры, находясь в строе пеленга на NW, сближались с английскими линейными крейсерами. В начале боя дистанция была 76,5 каб.

В 17 часов 18 минут английский линейный крейсер "New Zealand" открыл артиллерийский огонь по "Von der Таnn", но в течение 15 минут не мог добиться попадания.

Далее, за 11 минут стрельбы "New Zealand" в "Von der Tann" последовали попадания 305-мм полубронебойными снарядами.

Первый снаряд ударился в кормовую подводную часть корабля, прошел между двумя броневыми 102-мм плитами и, разорвавшись, разбросал тяжелые куски брони, которые летели с достаточной силой, пробивая несколько палуб и повреждая поперечные переборки, в том числе и заднюю переборку машинного отделения. От этого повреждения было залито водой рулевое отделение, но руль продолжал действовать.

Через пробоину корабль принял 600 т воды, что увеличило дифферент на корму на 2°, и ее углубление достигло 10 м (увеличение на 1,9 м). Через 14 минут последовало второе попадание в носовую башню; снаряд пробил 288-мм бронирование, разорвался внутри башни и вывел из строя часть личного состава, в том числе и командира башни. Ее артиллерийские погреба пришлось затопить водой, опасаясь пожара и взрыва. Башня вышла из действия.

Три минуты спустя, третий снаряд пробил батарейную броневую палубу, проник внутрь кормовой башни, произвел в ней некоторые разрушения и убил 6 человек. Башня была затоплена водой и могла поворачиваться на правый борт только после удаления обломков и осколков палубы.

Сквозь поврежденные вентиляционные шахты удушливый газ и дым от снарядов проникали в оба помещения рулевых машин. Через 20 минут из-за присутствия газа и дыма эти помещения были покинуты личным составом. Руль продолжал работать по-прежнему.

Значительно позднее, т.е. в 20 часов 19 минут, 381-мм снаряд (вероятно, с "Barham") с дистанции 97,5 каб. попал в нижний край кормового командного пункта; часть осколков снаряда проникла внутрь через главную прорезь, убила там третьего артиллериста, второго дальномерщика, ординарца и ранила несколько человек; другие осколки прошли через верхнюю и батарейную палубы и по вентиляционной шахте проникли в машинное отделение, где осыпали холодильник. В машинном отделении распространился удушливый газ и дым; электрическое освещение в нем погасло.

С самого начала боя (вероятно) от сильных сотрясений при стрельбе и от ударов неприятельских снарядов в средних башнях был затруднен накат орудий, который удалось исправить только к 20 часам 30 минутам. После упорной работы удалось исправить кормовую башню, очистить трубы вдувной и вытяжной вентиляции и откачать воду из артиллерийских погребов. Башня могла разворачиваться только вручную. Таким образом, за весь период боя (3 часа 01 минута) в "Von der Tann" попало только 4 снаряда крупного калибра (305 и 381 -мм). Потери личного состава: убито 11 чел., ранено 25 чел. Всего 36 человек, что составляло 4% экипажа.

В заводском ремонте корабль находился до 2 августа 1916 г., т.е. в течение 93 суток.

 

 

Итоги. 305 и 381-мм английские полубронебойные снаряды вывели из действия две 280-мм башни, защищенные 288-мм бронею. В результате корабль лишился 50% артиллерии главного калибра. От одного попадания в слабо бронированную часть, в основание кормового командного пункта осколки повредили две палубы, вентиляционную шахту и проникли в машинное отделение.

Снаряд, попавший в подводную кормовую часть, пробил 102-мм плиты, причем его осколки разлетелись на большое пространство, повреждая палубы и поперечные переборки.

Корабль принял 600 т воды в корме, что увеличило дифферент на корму.

К мерам борьбы за живучесть относились:

1. Затопление водой погребов носовой и кормовой башен для предотвращения от пожаров и взрывов.

2. Исправление башен путем устранения осколков, нагромождений металла, восстановления поврежденных частей и осушения затопленных погребов.

Потери личного состава составляли 4%. В ремонте корабль находился в течение 93 суток.

 

Повреждения германского линейного крейсера "Von der Tann" в Ютландском бою
(Gary Staff - German Battlecruisers of World War One.)

 

 

Первое попадание было в 17.09. Снаряд был 15-дюймового калибра с линкора "Barham", попал в корму в 1-й отсек, шпангоут 7, на стыке между двумя броневыми плитами. Снаряд, вероятно, ударил чуть ниже поверхности воды и взорвался во время пробития плит. Обе были крупповскими цементированными бронеплитами, верхняя - 80 мм в толщину, нижняя - 100 мм. Нижний край верхней плиты откололся полукругом 500 х 700 мм. Верхний край нижней плиты - 300 х 400 мм и сама плита была смещена на 800 мм и вздёрнута вверх по задней кромке. Наружная обшивка за броней была разрушена от 6 до 7½ шпангоута, батарейная палуба была повреждена и вогнута внутрь. Нижний слой обшивки с каждой стороны переборки был вдавлен и опоры были согнуты. Крепление 8,8 см пушки было оторвано от палубы. Осколки брони проникли внутрь корабля. Из-за этого рулевое помещение по правому борту, карцеры, проход по правому борту крыла и все складские помещения на средней палубе в отсеках I и II были затоплены водой, которой в конечном итоге набралось 600 тонн. Мощный удар снаряда вызвал колебания корпуса вверх-вниз пять-шесть раз. Шпиндель руля правого борта был смещен, но в короткий срок работу руля восстановили. Течь не могла быть закрыта снаружи, и только отверстие в батарейной палубе было закрыто пластырем. Осадка кормовой части увелилась до 10 м, дифферент на корму составил 2°. Не было никаких потерь в людях.

Второе попадание произошло в 17.20. 13,5-дюймовый снаряд с "Tiger" попал в правую сторону барбета между шпангоутами 101/102, приблизительно в 9 м выше ватерлинии. Снаряд ударил на 230 мм ниже верхнего края в центре броневой плиты из закалённой стали Круппа толщиной 200 мм. Снаряд детонировал при ударе, в результате чего образовалась пробоина 0,9 х 0,55 м. Барбет получил концентрические и продольные трещины вплоть до палубы полубака. 8 мм палуба бака с 15 мм арматурой получила пробоину размером 4,4 х 1 м ниже точки удара, на расстоянии от 1,1 м. Верхняя палуба имела осколочные пробоины. Башню А заклинило при повороте на угол 120°, левый ствол был заклинен в поднятом положении. Электрические вращающие механизмы башни были уничтожены. Во избежание взрыва погреба башни А были затоплены. В общей сложности шесть человек получили ожоги при взрыве, двое других - легкие ранения.

Третье попадание, вероятно, 13,5-дюймового снаряда с линейного крейсера "Tiger", произошло в 17.23. Снаряд пробил обшивку в отсеке II по правому борту между шпангоутами 23/24, приблизительно в 3 м выше ватерлинии. Выстрел прошел через батарейную палубу, поперечную и продольную переборки, после чего взорвался. Осколки проникли в наружный защитный цилиндр башни C и барбет, вызвав дальнейшее повреждение палубы. Плиты палубы были изготовлены из судостроительного стали III и были толщиной 25 мм. Входное отверстие в плите палубы было размером 0,9 х 0,4 м и взрыв проделал дополнительное отверстие в палубе размером 1,9 х 1,6 м. Было также небольшое повреждение 50 мм скоса броневой палубы, горизонтальная броевая палуба была согнута и получила две маленьких пробоины. Барбет башни C был смещён и много осколков полетело в отделение ручного привода, где был убит один человек, пять других убитых находились за пределами башни. В общей сложности четырнадцать человек получили ранения. Из-за мусора в перегрузочном отделении башню скоро заклинило. Позже аварийная партия, с помощью подрывных зарядов, убрала часть искореженного металла, после чего башня снова могла свободно поворачиваться, но электропривод был разрушен, работал только ручной. Среди обломков начался пожар, и возникла опасность от дыма и газа в отсеках II и III по правому борту. Электродвигатель воздушной вентиляции был сорван с крепления и воздуховод ко второй рулевой комнате был разрушен, поэтому рулевое помещение пришлось эвакуировать на двадцать минут, хотя руль направления был в рабочем состоянии. Склад мишеней загорелся и сгорел в течение одного часа, добавляя задымлённости. Противоторпедная сеть была также повреждена и часть её свисала за борт, угрожая намотаться на винты. Её ремонт был произведён экипажем на ходу.

Во время битвы пушки башен В и D какое то время не могли стрелять. Это было связано с перегревом стволов. Чтобы это исправить стволы поливались из пожарных рукавов, а также было намного повышено давление в гидравлической системе. Однако оставалась опасность, что эта проблема повторится с возобновлением стрельбы.

Четвёртое попадание произошло в 18.19 и было сделано 15-дюймовым снарядом, как полагают, с линкора "Revenge". Снаряд ударил между шпангоутами 28/29 по правому борту по задней стенке кормовой рубки и взорвал воздушные шахты позади рубки. Рубка имела цементированную броню Круппа толщиной 200 мм. Осколки вызвали образование рубцов и повреждения брони. Батарейная и верхняя палуба были пробиты в нескольких местах, в то время как несущая конструкция рубки была согнута в нескольких местах, но осталась непоколебимой. Осколки, проникшие в рубку через смотровые щели, которые были открыты, убили трех и смертельно ранили одного человека, трое других были тяжело ранены. В качестве меры предосторожности был затоплен погреб боеприпасов. Снаружи рубки несколько человек ремонтировали повреждения башни "C", и из них один был убит, а двое других - тяжело ранены.

 

Рапорт командира линейного крейсера "Von der Tann" капитана-цур-зее Ценкера о Ютландском бое

 

SMS von der Tann 8 июня 1916

Gg 408

Совершенно секретно!

Доклад: SMS фон дер Танн в сражении 31 мая 1916 года.

Дневной бой

1-я фаза боя

Во время выхода на операцию 31 мая назначенная позиция была достигнута в 9 часов вечера, когда сначала в 16.22 "B109", а затем "Elbing" сообщили об обнаружении противника. После краткого боя 2-й разведгруппы с 5 "Каролинами" на курсе NNW с броненосных крейсеров увидели тяжелые силы противника: 6 крейсеров, в том числе были опознаны Лайоны, Индефейтгейблы, Инвинсиблы и один Тайгер, в сопровождении эскадры из 5 легких крейсеров, нескольких других крейсеров и многочисленных эсминцев в количестве приблизительно 2 флотилий. Противник всем соединением повернул на курс SE, с легкими силами впереди. 1-я разведгруппа последовала за ними и в 17.34 с орудиями, развёрнутыми на правый борт, легла на курс SE приготовясь к бою правым бортом, 2-я разведгруппа расположилась на заднем плане. Они прекратили огонь и присоединились к броненосным крейсерам.

Von der Tann открыл огонь в 17.49 по шестому кораблю слева, линейному крейсеру (типа Queen Mary?). После 52 выстрелов тяжелой артиллерии и 38 выстрелов средней с расстояния 16200 и 12300 м в 18.03 противник исчез за несколькими тяжелыми взрывами в средней и кормовой части, огромное облако черного дыма поднялось приблизительно в два раза выше мачт. После того, как, примерно через 15 минут, облако рассеялось, корабля больше не было видно. Теперь враг послал в атаку эсминцы. Тяжелая артиллерия изменила цель на следующий корабль слева, который получил 52 выстрелов на дистанции от 12300 до 16000 м. Попаданий не наблюдалось. В то же время средняя артиллерия обстреляла два эсминца, которые тем временем приближались, 25 выстрелами с 10500-13500 м, и один корабль исчез в облаке дыма: попадание также наблюдалась и на этом корабле.

Во время этой фазы битвы огонь наших кораблей был очень хорошим. Мы были свидетелями многочисленных воздействий снарядов на противника, которые имели значительный эффект. Превосходство в тактической позиции и эффект освещения были на нашей стороне, в то время, как огонь противника был неточным и тактическая сплоченность его линии была частично утрачена.

2-я фаза боя

Между тем, английский эскадра линкоров, на первый взгляд, II-я (типа King George), пошла вперед и соединились с английскими крейсерами. Как позже выяснилось, на самом деле это были корабли типа Warspite. Из позиции за кормой они получили хороший эффект освещения против 1-й разведгруппы, с плотно сгруппированными, управляемыми директорами, залпами с большой скорострельностью. С вмешательством этой эскадры ситуация изменилась не в нашу пользу. В качестве кормового корабля нашей линии, Von der Tann иногда был полностью окружен всплесками падений снарядов, избегая попаданий изменением курса и скорости. Корпус корабля вибрировал и гудел от разрывов в непосредственной близости от корпуса. Ответный огонь не мог быть открыт, так как линкоры были слишком далеко за кормой.

Вражеские крейсера тем временем сильно пострадали и отвернули. 1-я разведгруппа ответила боевым поворотом в сторону противника и при этом Von der Tann, как северный корабль, снова попал под эффективный огонь вражеских кораблей. Во время этой фазы боя корабль понёс основной ущерб.

В 18.09 первый снаряд пробил корабль в кормовой части по правому борту в отсеке I, немного ниже ватерлинии между двумя броневыми плитами, взорвался во время проникновения и разбросал тяжелые фрагменты брони внутри судна, которые в нескольких местах проникли на батарейную палубу. Из за этого рулевое помещение по правому борту, карцеры, коридор правого борта в кормовой части корабля, все кладовые под броневой, на средней палубе во II и III отсеках, а также помещения в трюмах этих отсеков, всё затопило водой, и вскоре также кормовая часть батарейной палубы была залита. Под мощным воздействием этого попадания корпус испытал сильную продольную вибрацию, а корма корабля качалась вверх и вниз от 5 до 6 раз. После короткого перерыва руль снова работал без дальнейших поломок - но рулевая машина работала благодаря кожуху шпинделя руля. Кроме того, в левом отделении ручной перекладки руля на мгновение был выведен из строя гирокомпас. Из за положения пробоины и высокой скорости было невозможно остановить эту течь снаружи, только отверстие в батарейной палубе было частично закрыто матами. Кормовой торпедный отсек медленно наполнялся водой через небольшую течь, но её успевали откачивать. Переборка в кормовой машинном отделении была укреплена с помощью подпорок. В конце концов, корабль принял 600 тонн воды, что увеличило осадку кормой до 10 м, с дифферентом 2°. От этого попадания не было потерь в личном составе.

В 18.20 снаряд попал по правому борту в барбет башни Alsen, башня была выведена из строя и застряла под углом 120°. Была небольшая опасность от пламени, дыма или газа, но погреба боезапаса были быстро затоплены. Из расчёта башни только несколько человек получили легкие ранения от взрыва.

В 18.23 третий снаряд проник через внешнюю палубу в отсек II у правого борта, пробил броневую палубу и взорвался при ударе о защитный цилиндр башни Culm, проник в барбет, и повредил батарейную палубу. Тем не менее, в результате взрыва были лишь минимальные повреждения в башне, но стало непригодным для использования помещение ручного привода. Небольшой материальный ущерб был в отсеке II, так же, в бюро двигателя, ванной кочегаров, в боковом проходе и шкафчиках на батарейной и броневой палубах. Повреждение самой башни произошло только за счет механического воздействия снаряда и обломков корабля. В самом помещении ручного привода был убит только один человек, остальные в комнате были разбросаны без серьезных ранений, в то время как снаружи башни 5 человек стали жертвами. Башня перестала работать из-за мусора в помещении ручного привода на уровне колеса поворота. На перегородке, разделяющей II и III отсеки, дверь переборки была брошена в коридор. От взрыва и связанным с ними пламенем загорелись документы и другие вещи из разрушенных шкафчиков, на броневой палубе во II и в III отсеках по правому борту был дым. От взрыва снаружи, был сорван мотор системы вентиляции воздуха II отсека, вентиляционные каналы были разрушены, как и впускная шахта во втором отделении рулевой машины, и это помещение пришлось оставить ​​на 20 минут из-за дыма и газа. Руль направления сам работал в течение этого времени без дополнительных поломок. Связь между помещениями на миделе была нарушена, но позже восстановлена через туннель вала. В башенной надстройке загорелась кладовая мишеней и сгорела в течение часа. Так же, как и в случае с башней Альзен, погреба боезапаса были затоплены. Серьезную опасность вызывала противоторпедная сеть, сорванная взрывом и свободно свисающая с борта. Тем не менее, экипаж успешно ликвидировал опасность запутывания винтов. С этим попаданием вода на батарейной палубе нашла новый маршрут в нижние помещения, однако, из кубрика доставили дополнительные маты. Примерно в то же время была нарушена работа радиостанции, по-видимому, потому, что антенна сорвалась от сотрясений. Средняя и большая левая антенна были уничтожены. Приемник 5 WW был потерян, а 0 не работал из-за поломки изолятора или проводов, свисающих вместе с большой антенной.

Только в 18:30 мог быть возобновлён огонь по приближающимся линкорам. Противник теперь шёл двумя группами, передняя из 4, задняя из 3 кораблей, к западу от них - вражеские крейсера вне поля зрения. 1-я разведгруппа направила огонь на заднюю группу противника, Von der Tann открыл огонь по дальнему правому кораблю по направлению 140°, потому, что башни Alsen и Culm были выведены из строя, и он мог вести огонь только из средних башен. Тяжелая артиллерия сделала 24 выстрела с дистанции 15500 - 17000 м, но наблюдение было затруднено, поэтому огонь был медленный и часто прерывался. Из за ограниченного угла поворота средних башен, в 18.37 пришлось вернуться к предыдущей цели. В этот момент, в 18.35 оба ствола башни Bautzen вышли из строя, так как отказала гидравлика. В результате крейсер мог стрелять только двумя стволами, и из-за расстояния, сделал только 4 выстрела на 20000 - 20800 м. Меняя расстояния и курс, противник иногда стрелял с обеих сторон, и огонь стал более мощным. Несмотря на хороший эффект освещения, положение 1-й разведгруппы было критическим, когда в 18.48 на NW в поле зрения прямо впереди по ходу показалась и открыла огонь наша III эскадра.

III фаза битвы

После подключения III эскадры броненосные крейсера повернули на большой скорости и стали впереди нашей линии, Von der Tann в 5000 м впереди головы III-й эскадры. Враг теперь находился по левому борту с флотом в колоннах, повёрнутых к противнику. Соединение крейсеров противника находилось к северу от вражеских линкоров и теперь состояло только из 4 кораблей. При плохих условиях наблюдения и возможности стрельбы только из башни Düppel, с 19.00 Von der Tann выпустил 20 снарядов в боковом положении 290° по дальнему броненосцу слева, при изменении дистанции, которая варьировалась от 19000 до 16600 м, а затем увеличилась до 20800 м. В 19.05 наблюдалась вспышка пламени на четвертом вражеском корабле (крейсера не принимаю во внимание). Сражение приняло характер погони, главные силы взяли курс NNW, чтобы приблизиться к вражеской линии и с боем на левый борт постепенно поворачивало на северный курс. Наши броненосные крейсера попытались приблизиться к противнику на высокой скорости. По-видимому, противник пытался провести атаку эсминцев, и в 7:13 вечера Von der Tann обстрелял два из них, которые внезапно заметили на левом траверзе. По одному из них было сделано 15 выстрелов средней артиллерии из 5 орудий с расстояния 11000 - 14500 м; другой был взят под огонь тяжелой артиллерией, сделавшей 6 выстрелов в направлении 172°. В 19:15 вечера ведущий корабль передней группы противника (крейсеров) вышел из строя. В 19.18 приблизились к противнику (19500 м). Расстояние боя было слишком велико, и он сменил курс с NW на NNW.

В это время Von der Tann потерял ещё одну башню, так как на Düppel тоже отказала гидравлика. Одно за другим орудия перестали стрелять. Несмотря на отказ тяжелых орудий командир решил остаться в строю, чтобы противник не знал, что корабль небоеспособен, и не сосредоточился на других крейсерах. Эффект нашей артиллерии был под вопросом, но несмотря на уменьшение силы боя и неудобную позицию разведгруппы, вражеских попаданий удалось избежать путём маневрирования. Между тем, топки под котлами не чистились уже с 16.00, уголь был каменистый и низкого качества, топки зашлаковались и кочегары, уже работавшие дополнительные часы, нуждались в подмоге, поскольку показывали признаки истощения и переутомления; некоторые не имели пищи с полудня. К 20 часам попытки розжига нефтью потерпели неудачу, после чего были прекращены. Тем не менее, риска того, что судно не сможет идти в ногу с соединением, удалось, к счастью, избежать. В этом состоянии корабль вошел в две следующие и самые трудные фазы боя.

IV фаза битвы

Была отмечена полным изменением условий видимости. Хотя до сих пор вражеские корабли всегда резко выделялись на фоне заходящего солнца, теперь свет померк в густом тумане, и, наконец, солнце исчезло, так что наш огонь частично замолк, в то время как противник смог продолжить свой огонь с хорошим эффектом. Для того, чтобы положить конец этой ситуации флот сделал боевой разворот и послал в атаку миноносцы.

В 19.57 был поднят вымпел 'Z', чтобы отправить их в атаку и 1-я разведгруппа отвернула от врага. Враг, казалось, пытался избежать атаки. Сближение было прекращено противником. Голова III-й эскадры оказалась в жестокой битве, и во время атаки миноносцев Wiesbaden потерял ход и остановился; Тем не менее, мощные взрывы также наблюдались и на вражеских кораблях. Затем 1-я разведгруппа стала во главе находящейся под угрозой уничтожения III-й эскадры, которая под огнем медленно повернула на восток.

В 20.22, а затем спустя 10 минут, было два огромных взрыва среди вражеских кораблей Неожиданно из тумана в направлении NNE впереди нас показалось соединение вражеских линкоров с пушками тяжелого калибра, и вступило в бой. В который раз броненосные крейсера оказались в бою со свежими превосходящими силами. Lützow пал жертвой этого превосходства, остальные броненосные крейсера собрались и вступили в бой во главе нашей линии. В этот критический момент, в 21.12 1-я разведгруппа получила сигнал: 'Атаковать противника', а в 21.14 последовал сигнал 'Оперировать против головы колонны противника', в то время как основные силы попытались выйти из угрожающего положения боевым разворотом. Торпедные аппараты были заряжены. Тем не менее, попытка 1-й разведгруппы подойти ближе к противнику не удалось, так, как под эффективным огнем противника корабли продолжали терять боеспособность.

В 21.19 надстройка под кормовой рубкой была поражена тяжелым снарядом и осколки проникли через смотровые щели, убив всех дальномерщиков и смертельно ранив третьего артиллерийского офицера, капитана-лейтенанта Лангельда, в то время как обер-лейтенант Плум и два матроса были тяжело ранены. Некоторые люди были на верхней палубе с подветренной стороны башни Culm, восстанавливая её работу после предыдущего попадания, и из них один был убит, а двое других - тяжело ранены. Осколки ударили в борт башни и в защитное кольцо в верхней части барбета. Большая часть взрывного эффекта пришлась на верхнюю и батарейную палубы и бронированную решетку мотора вентиляционной шахты, обслуживающих машинное отделение правого борта, где были найдены осколки на конденсаторе и в вентиляторе. В машинном отделении было много дыма, и некоторые люди покинули помещение, спустившись в трюм. Вскоре они вышли и очистили конденсатор. Также были засыпаны обломками лазарет, химическая лаборатория и несколько кают. Радиостанция полностью вышла из строя, как позже было обнаружено - нижний изолятор правой большой антенны был разрушен, а другие антенны были оборваны.

Задача наших основных сил уже была достигнута за счет миссии наших броненосных крейсеров. Голова III-й эскадры получила необходимое пространство, и теперь и броненосные крейсера повернули вслед за III-й и I-й эскадрами в южном направлении, по-прежнему находясь под огнем грозного врага, который, однако, в конце концов исчез в облаке дыма от нашей собственной флотилии. В то же самое время Lützow также смог выйти из поля зрения противника.

Во время выполнения этого движения, в 21.21 снова был поднят вымпел 'Z', и наши миноносцы снова пошли в атаку. Флот отвернул на запад и в 21.26 повернул на SW; наши броненосные крейсера находились на левой стороне от I-й эскадры, перед II-й эскадрой. В бою наступила небольшая пауза. К этому времени на Von der Tann были исправлены башни, за исключением Alsen. В 20.30 заработали стволы Düppel, а в 21:30 также стволы башни Bautzen. Проблема была ни в коей мере не решена, и надо было считаться с тем, что с возобновлением стрельбы она вернётся. После напряженной работы механиков и расчёта, башня Culm вскоре также была исправна и могла быть использована после возобновления боя, для чего были удалены обрывки листового металла во вращающейся части. Осушение погреба, затопленного сразу после попадания, стало возможным только после освобождения клапанов затопления и дренажных труб, так, как они были завалены обломками металла в области подбашенного отделения. Из электрических компонентов основные части были уничтожены, и поэтому башней можно было управлять только вручную.

Во время паузы разрушенную левую антенну опустили, а слегка поврежденную правую привели в порядок. С тех пор можно было снова получать сообщения на WW 9 [9-я длина волны], но WW5 до сих пор не работала. Во время этой паузы к борту подошёл миноносец с командующим 1-й разведгруппы на борту. В ходе доклада о боевом состоянии судна в 21.36 было сообщено, что FT снова будет в порядке в течение 10 минут. После этого миноносец направился к Moltke.

V фаза битвы

Когда броненосные крейсера обогнали I эскадру, II эскадра подверглась обстрелу с направления SSE, и пошла уступом на запад, так что огонь перешел на вышедшие вперёд бронекрейсера. В 22.24 возобновился ожесточенный огонь противника с расстояния 9800-11000 м. Только 4 из кораблей противника можно было разглядеть (Iron Duke?). Von der Tann открыл огонь по линкору по направлению 230° из 4 орудий тяжелой артиллерии и 5 среднего калибра, сделав 8 и 15 выстрелов соответственно. Враг был в дымке и наблюдать падения не удалось. Вскоре противник исчез из виду и после подхода I эскадры бронекрейсера ушли уступом, чтобы дать линкорам свободное поле для огня. Из за короткой дистанции боя и внезапного появления, по-видимому свежих кораблей врага, в этой короткой встрече, быстрые и эффективные результаты и плотное падение снарядов противника, полученных бронекрейсерами впереди нас, могло быть достигнуто только с помощью залпов, управляемых директорами. Несколько тяжёлых попаданий были в Seydlitz, в результате которых возникали пожары. В течение этого времени Von der Tann оставался невредимым.

Несмотря на падения снарядов вокруг, бронекрейсерам удалось освободить линию огня для эскадры и стать ей в голову на высокой скорости. Английское соединение вскоре вышло из боя по неизвестным причинам, по-видимому, обнаружив наши главные силы. На этом дневной бой был закончен.

Ночная стычка

Когда наши основные силы свернул на юг, командир 1-й разведгруппы был уже на борту Moltke, и этот корабль и Seydlitz во главе линии пошли на высокой скорости. Von der Tann необходимо было очистить топки от шлака и он не мог развить ход более 18 узлов, и должен был отказаться от попытки последовать за флагманом, к тому же темнело, поэтому Флагман флота послал азбукой Морзе приказ кораблю перейти к конец линии. В 23:30 был следующий порядок марша: II разведгруппа спереди, I эскадра, IV разведгруппа по правому борту, III эскадра, II эскадра с Von der Tann и Derfflinger, прикрепленных к ней. Было сообщено о четырёх вражеских кораблях впереди и наши флотилии были посланы для ночной атаки от SE до SW впереди основных сил. В 00.31 пришло сообщение о вражеских больших и малых крейсерах к югу. Незадолго до 01.00 был отчетливо виден бой II разведгруппы с легкими крейсерами противника. Вспышки орудий и прожекторов временами были видны непрерывно, а тем временем корабль иногда сильно вибрировал от сильных подводных взрывов на различных расстояниях, происхождение которых не было точно установлено. В то же время с другого корабля сообщили об эсминцах, но они не были замечены. В 01.52 слева были видны два горящих корабя, один из которых после постоянных взрывов затонул, в то время как другой все еще горел. В 01.59 Seydlitz сообщил о 4 вражеских крейсерах, в 02:30 Moltke был вынужден отвернуть от 4 крупных вражеских кораблей, а с Von der Tann заметили сзади несколько вражеских эсминцев. В то же время прибыл отчет о наших собственных кораблях: ранее Rostock запросил позицию Von der Tann, когда в 02.04 сообщил, что не может управляться; Elbing последовал с аналогичным сообщением в 02.48, а в 03.48 Frauenlob. Lützow был затоплен вкоре после того, как был оставлен экипажем.

В 04.12 огромный взрыв произошел во II-й эскадре, по-видимому, это было попадание торпеды, и корабль взорвался. В то же время II эскадра имела короткий бой. Через четверть часа пришло сообщение, что взорвавшимся кораблём был Pommern. В 04.42 Von der Tann избежал попадания четко опознанной торпеды, вскоре после того, как сманеврировал идущий впереди Nassau. С Nassau сообщили, что был обстрелян 4-трубный крейсер и эсминец.

В докладе флагмана указывалось, что на Derfflinger и Von der Tann остались действующими только по 2 башни, на Moltke было 1000 тонн воды, а Seydlitz был также сильно поврежден. Около 05.44 был отдан приказ Derfflinger, Moltke и Von der Tann стать во главе линии. Во время обгона колонны на мине подорвался Ostfriesland, поэтому Von der Tann получил приказ выйти из линии. После прохождения прохода Амрум-банки корабль присоединился к Moltke и достиг Яде около 14.00 1 июня с 11 погибшими, 4 тяжело и 31 легко раненным на борту.

Команда

С момента приказа об открытии огня в 17.49 31 мая, весь экипаж поддерживал устойчивое, надежное и спокойное поведение во всех фазах сражения и также в событиях ночного прохода.

Отчеты о силе противника, положение нашего собственного корабля, попаданиях, и т.д., уничтожении вражеских кораблей и катеров, вместе с краткими замечаниями о благоприятном исходе битвы сообщались по всему кораблю и часто встречались ликующими возгласами. Спокойная, будничная работа всех трех вахт, персонала аварийной службы течи [контроль повреждений] и расчётов башен, пожарных, людей в отсеке рулевой машины и в кормовой части судна, справлявшихся с тяжелыми боевыми повреждениями, заслуживает самой высокой похвалы. Перед лицом мощного врага кочегары устояли перед топками, и, вместе с персоналом машинного отделения, были лояльными и исполнительными. При предельным напряжением на их боевых постах, должны быть особенно отмечены передатчики приказов и рулевой персонал. В начале сражения были средства для уничтожения вражеского линейного крейсера, но во время последующего хода сражения, с потерей всех тяжелой артиллерии, неудачи розжига нефти и возрастающей сложности в поддержании требуемой скорости, корабль сохранил свое место в линии, только в результате замечательной совместной работы всего экипажа под руководством офицеров.

Подпись: Ценкер.

Для каждого из броненосных крейсеров 1-й разведгруппы, участвующих в Скагерракской битве выделили по девять наград Железным крестом I класса. Для Von der Tann награды распределились следующим образом:
корветтен-капитан Шайбе (Scheibe) - старший офицер
капитан-лейтенант Курт (Kurth) - II артиллерийский офицер
капитан-лейтенант Гроос (Groos) - старший штурман
капитан-лейтенант Вер, Оскар (Wehr, Oscar) - торпедный офицер
капитан-лейтенант Ёнке (Jöhnke) - вахтенный офицер
морской инженер Берг (Berg)
старший морской инженер запаса Кюнцель (Küntzel)
капитан-лейтенант Якоби (Jacobi) - III артиллерийский офицер
старший лейтенант Праль (Prahl) - вахтенный офицер

 

Офицерский корпус линейного крейсера "Von der Tann" в Ютландском бою

 
командир: капитан-цур-зее Hans Zenker
старший офицер: корветтен-капитан Albert Scheibe
старший штурман: капитан-лейтенант Otto Groos
I артиллерийский офицер: корветтен-капитан Erich Mahrholz
II артиллерийский офицер: капитан-лейтенант Werner Kurth
III артиллерийский офицер: капитан-лейтенант Martin Langheld (погиб в бою)
торпедный офицер: капитан-лейтенант Oskar Wehr
вахтенный офицер: капитан-лейтенант Hubert Jöhnke
вахтенный офицер: капитан-лейтенант Carl Jacobi (с 1 июня III артиллерийский офицер)
вахтенный офицер: старший лейтенант Walter Prahl
офицер связи: старший лейтенант Hans Lüneburg
II торпедный офицер: старший лейтенант Richard Plum (ранен)
вахтенный: лейтенант Kurt Utke
вахтенный: лейтенант Günther Rieckhoff
старший инженер: морской инженер Theodor Berg
морской инженер запаса (Seewehr II) Küntzel
вахтенный инженер: старший морской инженер Johannes Koch
вахтенный инженер: старший морской инженер Felix Grammelsdorf
вахтенный инженер: старший морской инженер Höpker
вахтенный инженер: морской инженер Hermann Müller
судовой казначей: Hermann Ehlers
I судовой врач: профессор Др. Siefert (Seewehr II)
II судовой врач: фельдшер Junghanns
мичман: Hans Hubert
мичман: Adolf Winther
мичман: Wilhelm von Borries (II офицер-радист)
мичман: Hans-Heinrich Zimmer
мичман: Heinz Peters

 

 

СЛУЖБА ПОСЛЕ БИТВЫ И ЕЁ ФИНАЛ

 

После боя линейный крейсер поставили в сухой док на Государственной верфи в Вильгельмсхафене, где со 2 июня по 29 июля 1916 г. (за 57 дней) он прошел ремонт, 30 июля перешёл к причалу G10 в южной гавани, чтобы принять боеприпасы и 2 августа стал в плавучий док, где, помимо всего прочего, была выполнена регулировка орудий. Известно, что с башни D линкора "Rheinland" были переданы турбогенераторы, чтобы произвести ремонт башни Alsen, так, как башни были одной модели. 3 августа была проведена бункеровка, и в 21.45 "Von der Tann" вышел через северный шлюз Вильгельмсхафена и начал переход через канал в Киль, куда он прибыл к бую A16 4-го августа в 14.40. 6 августа крейсер стал в док ​​V имперской верфи для осмотра башни А перед учениями в Балтийском море, которые начались на следующий день и продолжались до 9 августа 1916 г. В тот же день корабль отправился обратно в Северное море и 10 августа был в гавани Вильгельмсхафена, где оставался до 15 августа. На следующий день "Von der Tann" спустился по Яде и занял привычную позицию на рейде Шиллиг, однако до 1917 г. он еще не был полностью приведен в боевую готовность, поскольку при стрельбе носовая башня постоянно выходила из строя.

18 августа 1916 года в соответствии с оперативным приказом Gg 5703/0, флот вышел в море для похода к Сандерленду. В 20.00 "Von der Tann" снялся с якоря, и вышел из Яде с 1-й разведгруппой, которая в это время временно состояла из кораблей "Moltke", "Von der Tann", "Bayern", "Kronprinz" и "Markgraf". 19 августа в 06.00 линкор "Westfalen" получил попадание торпеды с британской подводной лодки "E23", а в 08.43 того же дня линкор "Bayern" сообщил об обнаружении подводной лодки по правому борту. За время похода не было никакого контакта с надводными силами противника и в 09.50 20-го августа "Von der Tann" бросил якорь на рейде Шиллиг.

Сентябрь 1916 года был потрачен на проведение подкалиберных и калиберных стрельб. 25 сентября "Von der Tann" выходил в море с "Moltke" и "Bayern" до плавучего маяка "Maas", чтобы поддержать рейд миноносцев на перехват конвоев. 26 сентября в 06.25, когда впереди в поле зрения появились II разведгруппа и II флотилия эсминцев, разведгруппа развернулась назад, и в 13.45 бросила якорь на рейде Вильгельмсхафена.

15 октября 1916 года была восстановлена должность 2-го флагмана 1-й разведывательной группы (после её отмены 28 августа 1914 года), и в 10.30 новый 2-адмирал, контр-адмирал Бёдикер, поднялся на борт. С этого дня "Von der Tann" до конца войны стал флагманским кораблем.

18 октября в 23.00 крейсер снялся с якоря и вышел в море с 1-й разведгруппой в соответствии с оперативным приказом 10. На следующее утро малый крейсер "München" был поражен торпедой с британской подводной лодки "E38". 20 октября в 05.23 "Von der Tann" бросил якорь на рейде Шиллиг, так и не встретив никакого надводного противника.

Еще один короткий набег с "Moltke" последовал 22 октября, и следующий - 23-24 октября. С 27 октября по 6 ноября "Von der Tann" находился в ремонте, во время которого получил новый трубопровод для конденсатора.

Вечером 8 ноября, под флагом 2-адмирала, "Von der Tann" снялся с якоря и с "Seydlitz" и "Moltke" предпринял ночной переход через канал Кайзера Вильгельма. 9 ноября в 13.45 соединение ошвартовалось в Кильской гавани. Далее должны были последовать учения, но на следующий день, 10 ноября, в 10.14 на "Von der Tann" случилась авария правой кормовой турбины низкого давления. Крейсер немедленно вернулся в Кильскую гавань, чтобы оценить ущерб, и 12 ноября отправился по каналу на запад. 13 ноября в 07.30 он прибыл в Штайнвердер у Гамбурга и стал на ремонт на верфи "Blohm & Voss". Ремонт турбин продолжался до 29 декабря 1916 года, и 30 декабря крейсер вернулся на рейд Шиллиг.

Последовал период обучения, закончившийся эволюциями с флотом 11 января 1917 г. 21 февраля "Von der Tann" и "Moltke" в море, чтобы что бы прикрыть операцию миноносцев в Хоофдене. Корабли вернулись утром 22 февраля. Далее последовали учения с флотом 5 марта. 23 марта крейсер выходил на запад с "Moltke" и малыми крейсерами, чтобы прикрыть операцию III флотилии миноносцев, и вернулись 24 марта. 26 марта в 11.18 1-я разведгруппа вышла в море в составе: "Derflinger", "Von der Tann" и "Moltke", что бы идти на Балтику. "Von der Tann" возглавил корабли при переходе через канал и соединение прибыло в Киль утром 27 марта. После последовавших учений, 1-я разведгруппа вернулась в Вильгельмсхафен утром 7 апреля.

27 апреля 1917 капитан-цур-зее Моммсен сменил Ценкера в качестве командира крейсера. Затем корабль стоял в готовности до 14 мая, когда флот был собран, что бы 16 мая провести учения. 30 мая 1917 года снова произошла авария правой кормовой турбины низкого давления. Ремонтные работы продолжались на императорском судоверфи в Вильгельмсхафене до 22 июня.

4 июля 1-я разведгруппа провела боевую подготовку в Гельголандской Бухте, затем направилась к ​​реке Эльбе для перехода по каналу на восток. Учения на Балтике продолжалось до 23 июля, когда разведгруппа ушла по каналу на запад в следующем порядке: "Von der Tann", "Derflinger", "Moltke" и "Seydlitz", и прибыла в Вильгельмсхафен 24 июля. Время до 14 сентября равномерно распределилось между дежурством на рейде Шиллиг и стоянками в гавани Вильгельмсхафена, прерванными лишь учениями 19 августа. 6 октября в 23.20 "Von der Tann" снялся с якоря и начал очередной переход в Балтийское море в компании с "Seydlitz", "Derflinger" и "Posen". Густой туман прервал переход, поэтому корабли прибыли в Киль только 7 октября в 20.10. Обучение в Кильской бухте и Мекленбургском заливе продолжалось до 25 октября, когда крейсер отправился в обратный путь в компании с "Derflinger" и "Hindenburg". После возвращения в Вильгельмсхафен 26 октября "Von der Tann" отправился на имперскую верфь для ремонтных работ, которые продолжались до 16 ноября, включая очистку и покраску в плавучем доке.

17 ноября в 1917 года 23.30 он покинул гавань и на следующее утро с I эскадрой, I и IV разведгруппами вышел в Немецкую бухту, имея тактический номер 5 в 1-й разведгруппе. Соединение прошло вдоль маршрута "средний" и в тот же вечер в 18.30 вернулось на рейд Фосслапп. 9 декабря снова был поход вдоль маршрута "средний". 27 декабря "Von der Tann" и "Seydlitz" прикрывали работу тральщиков на маршруте "зелёный". 28 декабря в 05.40 крейсер вышел в состав соединения, включающего тральные подразделения. Он прошёл через маршрут "желтый" и между полуднем и 15.00 патрулировал между точками P и H. В 22.00 "Von der Tann" вернулся на рейд Шиллиг.

29 декабря на крейсер поступило сообщение от тральщиков: 'отмена траления' (вероятно, планировался выход). 8 января 1918 года прошли учения в Гельголандской бухте. 22 января состоялась передача служебных обязанностей 2-го флагмана от контр-адмирала Бедикера контр-адмиралу фон Рейтеру. На следующий день, 23 января, "Von der Tann" снялся с якоря и взял курс по маршруту "зелёный" на запад, чтобы поддержать работу тральщиков. В 11.47 в тумане произошло небольшое столкновение с траулером "Schönfels". В 13.25 из-за тумана крейсер бросил якорь вблизи точки М. Через час он приступил к обратному пути в Яде, но вновь остановился из-за тумана, и смог вернуться на рейд Шиллиг только в 10.56 на следующий день. Подобная попытка пройти по маршруту "зелёный" на следующий день закончилась таким же образом.

2 февраля 1918 г. "Von der Tann" снова вышел в море, чтобы поддержать тральщики, но вернулся на рейд Шиллиг уже через четыре часа. 4 февраля крейсер направился в точку F для поддержки тральщиков и пять часов провел на якоре в квадрате 127 бета, прилегающем к точке F, затем отправился назад по маршруту "синий" и прибыл на рейд Шиллиг 5 февраля в 03.17. 16 февраля с 01.55 "Von der Tann" снова поддерживал траление на маршруте "зелёный". На обратном пути, после прохождения точки М, вместе с "Derflinger" провели учения дальномерщиков, а в 14.15 вернулись на рейд Шиллиг. Затем корабль прошёл текущий ремонт на судоверфи, где находился до 4 марта.

5 марта в 04.15 "Von der Tann" вышел в море для поддержки траления на маршруте "средний", но из-за плохой погоды траление не проводилось и крейсер вернулся обратно. На следующий день в 04.05 он снова вышел в море, но из-за густого тумана был вынужден стоять на якоре с 04.32 до 07.54, после чего с полудня до 17.23 патрулировал между квадратами 103 бета и 114 бета, поддерживая тральщики. Ночью "Von der Tann" стоял на якоре в Северном море в квадрате 149 бета, около Амрум-банки, а утром в 10.35 вернулся на рейд Шиллиг. 9 марта последовали учения с 1-й разведгруппой в Гельголандской бухте, а 14 марта - эволюции с флотом. 16 марта в 22.00 "Von der Tann", в компании с "Derflinger" и "Moltke", отправился на Балтику и 18-23 марта провёл учения в Киле и в Мекленбургской бухте. 24 марта "Hindenburg", "Von der Tann", "Seydlitz" и "Moltke" вышли обратно в Северное море, и утром 25 марта прибыли на рейд Вильгельмсхафена.

Вечером 28 марта "Von der Tann" провёл ночные учебные стрельбы, а 30 марта в 06.00 с "Seydlitz" отправился в море для прикрытия траления на маршруте "зелёный". Оба корабля провели день маневрируя у голландского побережья и в 21.45 бросили якоря у острова Лангеоог, в квадрате 137 эпсилон. На следующий день они снова поддерживали тральщики, но намерение занять более западную позицию пришлось отменить, так, как были обнаружены новые минные барьеры. 31 марта в 21.45 "Von der Tann" ошвартовался в южной гавани Вильгельмсхафена.

5 апреля в 00.06 крейсер перешёл на рейд Шиллиг, 6 апреля вышел в море и направился вдоль маршрута "красный" к точке А, а затем провёл день в патрулировании между точками A и F, прикрывая тральщики, хотя из-за тумана пришлось провести четыре часа на якоре. После возвращения вдоль маршрута "красный", "Von der Tann" бросил якорь на рейде Шиллиг в 22.50. Еще одна операция для поддержки тральщиков была проведена 18 апреля, но была прервана из-за шторма, который сделал работу тральщиков невозможной. Затем, 19 апреля в 16.00 1-я разведгруппа вышла в море и через два часа стала на якорь у маяка Норденай. Соединение вернулось в Яде на следующее утро.

Следующей крупной операцией была вылазка в соответствии с оперативным приказом 18 - набег на конвои между Норвегией и Британией, с целью атаковать часть Гранд Флита, предпочтительно - шестую эскадру ВМС США, которая иногда сопровождала конвои. 23 апреля 1918 года в 06.20 1-я разведгруппа вышла в море, но с 11.37 до 12.10 вынуждена была стоять на якоре из-за тумана. На следующее утро в 06.22, почти на широте Ставангера в Норвегии, "Von der Tann" получил сообщение от "Moltke", что его центральное машинное отделение вышло из строя. Он стал полностью неуправляем у берегов Норвегии. В 09.05 "Von der Tann" направился на юг к повреждённому крейсеру, но в 11.27 возобновил операцию и повернул на север. Побережье Норвегии было в поле зрения в 45 милях. В 15.12 был сделан еще один поворот, и курс опять вёл на юг. После этого 1-я разведгруппа сопровождала "Moltke" при буксировке через Северное море, которая продолжалась до конца 24-го апреля и весь следующий день, 25 апреля. Только в 20.53 "Von der Tann" и "Derflinger" были откомандированы на рейд Фосслапп, куда прибыли в 00.13.

29 апреля в 06.30 "Von der Tann" вышел с "Seydlitz" для охраны тральщиков на западе Немецкой бухты и в 22.30 корабли вернулись на рейд Шиллиг. 10 мая в 03.21 "Von der Tann", вышел с 1-й разведгруппой из Яде, направляясь на маршрут "300", чтобы прикрыть II разведгруппу в специальной операции по минированию внешней части Немецкой бухты. Весь день разведгруппа патрулировала вдоль маршрута "300", и только в 16.00 начала переход обратно на Вильгельмсхафенский рейд, где "Von der Tann" бросил якорь 11 мая в 00.52.

16 мая в 02.30 "Von der Tann" и "Derflinger" вышли, чтобы прикрыть траление в северной части Немецкой бухты. Тем не менее, соединение задержалось после того, как около 03.48 столкнулись "Derflinger" и прорыватель заграждений "Sperrbrecher 11 Schwaben". Первого заменил "Seydlitz" и оба крейсера остались вблизи точки F до 20.15, после чего на ночь бросили якорь в квадрате 160b, недалеко от Зюльта. На следующее утро они возобновили путь на рейд Шиллиг, куда прибыли в 10.47.

24 мая - 17 июня 1918 "Von der Tann" провёл на ремонте в Вильгельмсхафенской гавани, в том числе период 1-15 июня - в доке VI. 17 июня он отправился в Балтийское море, где 18-26 июня провёл учения и 27 июня вернулся на рейд Шиллиг.

28-го июня крейсер вышел на прикрытие тральщиков, но был отозван, потому что плохая погода сделала невозможными тральные работы. 7 июля был получен запрос о помощи от 2-й эскортной полуфлотилии, который попала на минное заграждение и потеряла "T.172" и "T.138". "Von der Tann" и "Derflinger" вышли для поддержки в 05.07. В Немецкой бухте были встречены по меньшей мере пять дрейфующих мин. В 17.00 корабли вернулись на рейд Шиллиг. На следующий день, 8 июля, в 12.32 "Von der Tann" снова вышел в море с "Derflinger", "Thuringen", "Oldenburg", "Frankfurt", "Nürnberg" и "Cöln" под руководством 2-адмирала 1-й разведгруппы. После этой операции "Von der Tann" вернулся в Вильгельмсхафенскую гавань только 9 июля в 19.00, что было вызвано обнаружением британской подводной лодки.

13 июля капитан-цур-зее Моммсен передал командование крейсером капитану-цур-зее Фельдману.

После учений в гельголанкой бухте 16 июля, 17-го "Von der Tann" был направлен на поддержку траления с линкорами "Friedrich der Große" и "König Albert", как тактический номер 3. На этом этапе войны немцы наконец изменили свои карты с привязкой к сетке на новый тип, так что "Von der Tann" мог сообщить, что на ночь бросил якорь в квадрате 2778L. После поддержки тральщиков, на следующий день в 17.05 он вернулся на рейд Шиллиг.

Когда стало ясно, что все немецкие проходы в минных полях могут быть блокированы минами, и что Каттегат также может быть закрыт, было решено провести испытания, смогут ли тральщики проделать проход в барьере и заодно вывести подводные лодки в открытое море. Тральщикам требовалось прикрытие, поэтому 30 июля в 22.30 1-я разведгруппа под командованием вице-адмирала Хиппера вышла из Яде направилась вдоль маршрута "500". Соединение шло за тральными группами и когда подошли к барьеру, разведгруппа остановилась, а тральщики принялись за работу и проделали проход, потеряв при этом один корабль. Операция была принана успешной, и 1 августа в 06.43 "Von der Tann" бросил якорь на рейде Вильгельмсхафена.

11 августа в 01.30 "Von der Tann" снялся с якоря и вышел с "Derflinger" в качестве прикрытия выхода группы подводных лодок, но в в 07.32 поступило сообщение от самолета-разведчика 1827 (типа Friedrichshafen FF 59a), что в квадрате 425K, у Терсхеллинга, находится эскадра противника и группе эскорта было приказано вернуться, даже если она ушла далеко на север от маршрута "синий". В 12.02 прибыл доклад с аэродрома Норденай о шести приближющихся моторных катерах, но тем не менее группа осталась на курсе и в полночь крейсер прибыл на рейд Шиллиг.

Когда вице-адмирал Хиппер 11 августа 1918 г. сменил адмирала Шеера на посту командующего флотом, контр-адмирал фон Рейтер принял на себя командование 1-й разведывательной группой. Новый 2-й флагман назначен не был. Его штаб продолжал функционировать, и последнему командиру "Von der Tann" капитану 1-го ранга Фельдману было поручено в дальнейшем выполнение этих служебных обязанностей, которые они выполнял до конца войны.

29 августа в 00.03 "Von der Tann" вышел из Яде с 1-й разведгруппой в Гельголандскую бухту и в 09.00 начал проводить манёвры, но в 09.55 они были остановлены из-за повреждения обоих вакуумных воздушных насосов. В течение короткого времени один мотор починили, и с помощью вакуумного насоса правого борта корабль смог дать 18 узлов. В 12.26 оба вакуумных насоса были в рабочем состоянии, и в 13.20 крейсер бросил якорь на рейде Шиллиг.

6 сентября в 06.10 "Von der Tann" снова вышел из Яде с 1-й разведгруппой в Гельголандскую бухту для учений, но в 08.52 самолет 1821 (типа Friedrichshafen FF 49c) сообщил о двух вражеских крейсерах у Терсхеллинга, и в 09.30 был отдан приказ приготовить корабль к бою. В 10.16 приказ был отменён и с 13.30 до 15.40 корабли провели эволюции. В 15.42 был отдан приказ флоту идти в порядке: III эскадра, I эскадра, IV эскадра и I разведгруппа, а в 20.28 крейсер бросил якорь у Амрума, в зоне, защищенной сетями.

На следующий день, 7 сентября, он и "Derflinger" в 05.50 снялись с якоря и прошли по маршруту "красный" через точки E, A и B на маршрут "750", чтобы прикрыть операцию траления, однако в 08.20 был получен приказ вернуться в Яде, и "Von der Tann" через точку В, а затем по маршруту "синий" на скорости 18 узлов в 14.30 прибыл на рейд Шиллиг.

8 сентября крейсер с 1-й разведгруппой провёл учебные стрельбы главным кабром в Гельголандской бухте, а 17 сентября повторил и для средней артиллерии. Дальнейшее обучение последовало 23 сентября.

3 октября "Von der Tann" пошел к точке L (Luci) в качестве прикрытия, когда в 11.21 поступило сообщение, что миноносец "S-33" был торпедирован подводной лодкой. В 20.40 в тот же вечер крейсер вернулся на рейд Шиллиг. 9 октября в 02.42 он с 1-й разведгруппой направился на выход из Яде для поддерки тральщиков на маршруте "750". Только в 20.35 он вернулся на рейд Шиллиг. Еще одна операция для поддержки траления в северной части Германской бухты началась 22 октября в 22.30. С 10.30 до 16.45 23 октября 1-я разведгруппа патрулировала на маршруте "750" и в 22.35 стала на якорь вблизи точки F в квадрате 2542L. На следующий день "Von der Tann" направился на рейд Шиллиг и бросил там якорь в 13.05. В полночь 25 октября 1-я разведгруппа снова снялась с якоря, направляясь на север для прикрытия траления, но была отозвана ​​из-за плохой погоды и в 10.40 вернулась на рейд Шиллиг.

30 октября в 00.50 1918 г. "Von der Tann" вышел с рейда Вильгельмсхафена, но 02.03 стал на якорь не доходя до рейда Шиллиг из-за тумана. В 08.12 - 08.40 перешёл к месту стоянки 1-й разведгруппы для подготовки к оперативному приказу 19 - операции в Хоофдене, в ходе которой намеревались вызвать на бой британский Гранд Флит и американскую эскадру. Тем не менее, операция не была проведена из-за волнений и неподчинения на нескольких кораблях. Сообщалось, что было также неповиновение среди небольшой группы людей на борту "Von der Tann".

В начале ноября 1918 г. боеприпасы были разгружены. Согласно условиям перемирия, "Von der Tann" подлежал интернированию, поэтому 19 ноября 1918 г. он в составе эскадры передаваемых для интернирования кораблей немецкого военно-морского флота вышел в Великобританию с сокращенным экипажем. Интернированных корабли прибыли в Розайт, а затем, 24 ноября 1918 г. - в Скапа-Флоу (восточнее острова Кава).

21 июня 1919 г. в 14 ч. 15 м. корабль был затоплен своим экипажем. Крейсер лег вверх килем с креном 17° на правый борт на глубине 27 м, причем расстояние от поверхности моря до левого борта составляло почти 7,5 м и чуть менее 30 м до правого. В августе 1930 г. начались работы по его подъёму. За подъём линейного крейсера взялся англичанин Эрнест Френк Кокс, образовав небольшую частную компанию по подъёму кораблей кайзеровского флота, затопленных в бухте Скапа-Флоу.

Было решено поднимать его методом продувания сжатым воздухом в перевернутом положении, при этом пришлось очистить днище от водорослей, залить бетоном открытые в момент затопления кингстоны и установить воздушные шлюзы на перевернутом днище корпуса.

У Кокса уже имелся опыт подъёма линейных крейсеров "Moltke", "Seydlitz" и "Hindenburg", а также двух немецких линейных кораблей. Очень помогло широкое использование подводной кислородно-ацетиленовой резки металла. Процесс герметизации и подготовки к продуванию сжатым воздухом осложнялся неожиданными взрывами газообразных веществ, образовавшихся в результате разложения внутри корпуса корабля. Успешному и довольно быстрому подъёму способствовал уже накопленный опыт.

7 декабря 1930 г. он появился на поверхности воды, 5 февраля 1931 г. посажен на мель у острова Кава, затем отбуксирован в Лайнесс и в 1931-34 гг. разобран на металл в Розайте.

09.1910 - 09.1912 капитан-цур-зее Robert Mischke
09.1912 - 5.02.1916 капитан-цур-зее Max Hahn
5.02.1916 - 26.04.1917 капитан-цур-зее Hans Zenker
27.04.1917 - 13.07.1918 капитан-цур-зее Konrad Mommsen
13.07 - 12.1918 капитан-цур-зее Karl Feldmann
12.1918 - 06.1919 капитан-лейтенант ( и. о. в период интернирования) Karl-Friedrich Wollanke

 

 

ГАЛЕРЕЯ МОДЕЛЕЙ

       
       
        

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
на немецком
1 Groner E., Mickel P., Mrva F. - Die Deutschen Krigsschiffe.1815-1945. Vol. 1., Bernard & Graefe Verlag, Munchen, De, 1982.
2 Hans H. Hildebrand, Albert Röhr, Hans-Otto Steinmetz: Die deutschen Kriegsschiffe: Biographien - ein Spiegel der Marinegeschichte von 1815 bis zur Gegenwart. Koehlers Verlagsgesellschaft, Herford.
3 Axel Grießmer: Große Kreuzer der Kaiserlichen Marine 1906–1918. Konstruktionen und Entwürfe im Zeichen des Tirpitz-Plans. Bernard & Graefe Verlag, Bonn 1996.
4 Magnus von Levetzow: Die Seeschlacht an der Doggerbank. Norddeutsche Verlags- und Treuhand-Gesellschaft, Berlin 1927.
5 A. D. Lützow: Marinearchiv. Einzeldarstellungen des Seekrieges 1914–1918. Band 1: Der Nordseekrieg. Doggerbank – Skagerrak. Gerhard Stalling, Oldenburg 1931 (Nachdruck: Melchior-Verlag, Wolfenbüttel 2006).
на английском
6 Gary E. Weir: Building the Kaiser's Navy. Naval Institute Press, Annapolis 1992.
7 Robert Gardiner, Randal Gray (Hrsg.): Conway's All the World's Fighting Ships: 1906–1922. Naval Institute Press, Annapolis 1984.
8 Siegfried Breyer: Battleships and Battlecruisers of the World. McDonald & Jane's, London 1973.
9 Staff G. - German Battlecruisers 1914-19. Osprey Publishing Ltd, Oxford, UK, 2006.
10 Staff, Gary: German Battlecruisers of World War One. Seaforth Publishing, Barnsley 2014.
на русском
11 Мужеников В.Б. - Линейные крейсера Германии. Санкт-Петербург, 1997.
12 Ненахов Ю. Ю. Энциклопедия крейсеров 1860-1910, Харвест, Минск, 2006.
13 Кофман В. - И тут пришёл Джек. // журнал "Моделист-конструктор".-2008.-№12.
14 Балакин С. - Невероятное возвращение "Seydlitz"а. // журнал "Моделист-конструктор".-1995.-№2.
15 Смирнов Г., Смирнов В. - Эскадренный крейсер-борьба мнений. // журнал "Моделист-конструктор".-1979.-№12.
+
некоторые другие материалы с интернет-форумов и энциклопедий

 

 


 
Флот Германской империи (Kaiserliche Marine) 1910-1919
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Судовой колокол "Von der Tann" на памятнике в Лабё.
Von der Tann
Буксировка поднятого корпуса "Von der Tann" на слом.
Von der Tann
Буксировка поднятого корпуса "Von der Tann" на слом.
Von der Tann
"Von der Tann" в Скапа-Флоу.
Von der Tann
"Von der Tann" в конце войны.
Von der Tann
"Von der Tann" в конце войны.
Von der Tann
"Von der Tann" 3 августа 1915 года в Кильском канале перед Рендбургским железнодорожным мостом.
Von der Tann
"Von der Tann" в Кильском канале 5 апреля 1915 перед мостом Grünentaler, вдали виден "Derfflinger".
Von der Tann
Повреждения палубы "Von der Tann" во время обстрела Уте 10 августа 1915 г.
Von der Tann
Башня "Von der Tann" вскоре после обстрела Уте 10 августа 1915 г.
Von der Tann
Повреждения надстройки "Von der Tann" во время обстрела Уте 10 августа 1915 г.
Von der Tann
Повреждения надстройки "Von der Tann" во время обстрела Уте 10 августа 1915 г.
Von der Tann
Осколочные повреждения надстройки "Von der Tann" во время обстрела Уте 10 августа 1915 г.
Von der Tann
Место попадания снаряда в трубу "Von der Tann" во время обстрела Уте 10 августа 1915 г.
Von der Tann
Схема 4-го попадания.
Von der Tann
Схема 3-го попадания.
Von der Tann
Схема 2-го попадания.
Von der Tann
Схема 1-го попадания.
Von der Tann
"Von der Tann" возвращается после ютландского сражения.
Von der Tann
"Von der Tann" после ютландского сражения. Повреждения кормовой рубки. Вентиляционная шахта полностью разрушена.
Von der Tann
"Von der Tann" после ютландского сражения. Входное отверстие снаряда, попавшего в палубу в кормовой части между шпангоутами 23/24, проникшего на батарейную палубу, а затем взорвавшегося, повредив башню "С".
Von der Tann
"Von der Tann" после ютландского сражения. Повреждения носовой башни. Снаряд пробил 200-мм броню и вскрыл верхнюю палубу. Башня была заклинена под углом 120°, левый ствол застрял в поднятом положении, как показано на фото. Однако, не было ни одного смертельного случая, хотя шесть человек получили ожоги и двое - ранения.
Von der Tann
"Von der Tann" после ютландского сражения. Повреждения корпуса в корме.
Von der Tann
"Von der Tann" после ютландского сражения. Повреждения корпуса в корме.
Revenge
Британский линкор "Revenge".
Tiger
Британский линейный крейсер "Tiger".
Barham
Британский линкор "Barham".
New Zealand
Британский линейный крейсер "New Zealand".
Indefatigable
Британский линейный крейсер "Indefatigable".
Von der Tann
"Von der Tann" после ютландского сражения. Повреждения внутренних помещений от британского 343 мм снаряда в районе башни "C".
Von der Tann
"Von der Tann" в походе, вид с носовой прожекторной площадки.
Von der Tann
"Von der Tann" в походе, вид с носовой прожекторной площадки.
Von der Tann
Командир "Von der Tann", капитан-цур-зее Ценкер.
Von der Tann
План обстрела Лоустофта и Ярмута 24-25 апреля 1916 г.
Von der Tann
План похода флота к Хоофдену 5-7 марта 1916 г.
Von der Tann
"Von der Tann" в походе, вид в нос с правого борта.
Von der Tann
"Von der Tann" в походе, вид в корму с носовой прожекторной площадки.
Von der Tann
Эскиз острова Уте, сделанный во время обстрела 10 августа 1915 г.
Von der Tann
План обстрела острова Уте 10 августа 1915 г.
Von der Tann
План операции минирования у Доггер-банки 21-22 апреля 1915 г.
Von der Tann
Боевая рубка "Von der Tann".
Von der Tann
План минной постановки у Сварте-банки 11-12 сентября 1915 г.
Von der Tann
Боевая рубка "Von der Tann".
Von der Tann
Один из дирижаблей флота, снятый с левого борта "Von der Tann".
Von der Tann
Вид на мостик с левого борта "Von der Tann".
Von der Tann
"Von der Tann" в болшой гавани Вильгельмсхафена зимой 1914–15.
Von der Tann
Мичман Hans-Heinrich Zimmer на баке "Von der Tann".
Von der Tann
План операции минирования у Сварте-банки 17-18 апреля 1915 г.
Von der Tann
Офицеры отдыхают у башни "Von der Tann".
Von der Tann
Чистка ствола ордия правой башни "Von der Tann".
Von der Tann
"Von der Tann" в штормовом море, вид в нос с левого борта.
Von der Tann
"Von der Tann", испытания гидросамолёта "FF-29".
Von der Tann
"Von der Tann", вид с артиллерийского поста на фок-мачте.
Von der Tann
"Von der Tann" в походе, вид в нос с правого борта.
Von der Tann
Корветтен-капитан Маргольц.
Von der Tann
План обстрела Уитби и Скарборо 16 декабря 1914 г.
Von der Tann
На палубе "Von der Tann".
Von der Tann
План обстрела Ярмута 3 ноября 1914 г.
Von der Tann
Вид с юта "Von der Tann" на кормовую башню.
Von der Tann
Вид на бак "Von der Tann" во время похода.
Von der Tann
"Von der Tann" на рейде Шиллиг. На заднем плане "Derflinger".
Von der Tann
16 декабря 1914 г. — операция J-2, снято с "Von der Tann", впереди "Seydlitz", "Moltke" и "Derflinger".
Von der Tann
На юте "Von der Tann" 3 ноября 1914 г. — операция J-1.
Von der Tann
"Von der Tann" в начале войны.
Von der Tann
"Von der Tann" в начале войны.
Von der Tann
3 ноября 1914 г. — операция J-1, снято с "Von der Tann", впереди "Blücher", перед ним "Moltke" и головной "Seydlitz".
Von der Tann
Гимнастика на палубе "Von der Tann".
Von der Tann
Хлебный фургон у борта "Von der Tann".
Von der Tann
"Von der Tann" до войны.
Von der Tann
"Von der Tann" до войны.
Von der Tann
"Von der Tann" до войны.
Von der Tann
Вид на 88-мм орудие носового плутонга и противоторпедные сети "Von der Tann".
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях под гражданским флагом.
Von der Tann
"Von der Tann" в южной Атлантике при возвращении из похода.
Von der Tann
"Von der Tann" и "Bremen" в Рио-де-Жанейро.
Von der Tann
Карта похода "Von der Tann" в Южную Америку.
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях.
Von der Tann
Экипаж "Von der Tann" приветствует подводную лодку "U-9" при её возвращении из знаменитого похода.
Von der Tann
"Von der Tann" в начале войны.
Von der Tann
"Von der Tann" до войны.
Von der Tann
"Von der Tann" до войны.
Von der Tann
"Von der Tann" перед войной.
Von der Tann
"Von der Tann" в начале службы.
Von der Tann
"Von der Tann" перед войной.
Von der Tann
"Von der Tann" в доке в Киле до войны.
Von der Tann
"Von der Tann" в доке до войны.
Von der Tann
"Von der Tann" на параде в Спитхэде, июнь 1911 г.
Von der Tann
"Von der Tann" на параде в Спитхэде, июнь 1911 г.
Von der Tann
"Von der Tann" на параде в Спитхэде, июнь 1911 г.
Von der Tann
"Von der Tann" на параде в Спитхэде, июнь 1911 г.
Von der Tann
"Von der Tann" в 1913 г.
Von der Tann
"Von der Tann" в начале службы.
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях.
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях.
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях.
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях.
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях на Балтике.
Von der Tann
"Von der Tann" покидает верфь "Блом унд Фосс" под гражданским флагом. Прожекторы ещё не установлены.
Von der Tann
"Von der Tann" покидает верфь "Блом унд Фосс" под гражданским флагом. Прожекторы ещё не установлены.
Von der Tann
"Von der Tann" на испытаниях под гражданским флагом, 25 мая 1910. Из архива верфи "Блом унд Фосс"
Von der Tann
"Von der Tann" на достройке.
Von der Tann
Спуск "Von der Tann" на воду.
Von der Tann
Спуск "Von der Tann" на воду.
Von der Tann
Спуск "Von der Tann" на воду.
Von der Tann
Спуск "Von der Tann" на воду.

Людвиг фон дер Танн-Расзамхаузен (нем. Ludwig Samson Arthur von und zu der Tann-Rathsamhausen, 1815 - 1881). Баварский генерал, в период освободительной войны в 1848-50 гг. в Шлезвиг-Гольштейне - командир пехотного корпуса и начальник штаба шлезвиг-гольштейнской армии. Во время франко-прусской войны 1870-71 гг. командовал 1-м баварским пехотным корпусом.

Von der Tann
"Von der Tann" на рейде Вильгельмсхафена 6 сентября 1918 г.
Von der Tann
Схема операции 30-31 июля 1918 г.
Von der Tann
Схема маневрирования 1-й разведгруппы 23-25 апреля 1918 г.
Von der Tann
Схема выхода 6 апреля 1918 г.
Von der Tann
Схема выхода 28 декабря 1917 г.
Von der Tann
Повреждённые лопатки турбины низкого давления "Von der Tann" после аварии 10 ноября 1916 г.
Von der Tann
Схема операции 18-20 октября 1916 г.
Von der Tann
Схема операции у Сандерленда 19-20 августа 1916 г.
Von der Tann
Вид "Von der Tann" в 1917-1918 гг. (рисунок)
Von der Tann
"Von der Tann", изменения внешнего вида 1910/1913 гг.
Von der Tann
Вид на мостик "Von der Tann" с крыши носовой башни. Хорошо видны пулемёты на прожекторной площадке. На переднем плане - мичман Wilhelm von Borries.
Von der Tann
Башня ГК "Von der Tann".
Von der Tann
Погрузка угля на "Von der Tann".
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Турбина низкого давления на верфи "Blohm & Voss" перед установкой на "Von der Tann".
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Схема бронирования "Von der Tann" в сравнении со "сверстниками": германскими линкорами т. "Nassau" и британскими линейными крейсерами т. "Inflexible".
Von der Tann
Схема бронирования "Von der Tann".
Von der Tann
Схема бронирования "Von der Tann".

88-мм пушки в зенитной установке.

88-мм пушки в батарейной и палубной установках.

28-см бронебойный снаряд.
Von der Tann
Башня главного калибра "Von der Tann".
Von der Tann
Схема бронирования "Von der Tann".
Von der Tann
Схема бронирования "Von der Tann".
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
Von der Tann
"Von der Tann" в 1910 г.
Von der Tann
"Von der Tann"
Von der Tann
"Von der Tann"
Von der Tann
"Von der Tann", вид спереди.
Von der Tann
"Von der Tann", вид сзади.
Von der Tann
"Von der Tann" в 1910 г.
Von der Tann
"Von der Tann" в 1910 г.
Von der Tann
"Von der Tann" в 1910 г.
Von der Tann
"Von der Tann" в 1914 г.
Von der Tann
"Von der Tann"
Von der Tann
"Von der Tann" в 1910 г.
Von der Tann
"Von der Tann" в 1916 г.